ХЭЛИ ВАЙСС: В этом сериале, помимо прочего, мне понравилось то, что исторические факты тут не слишком давят на общий ход истории.

МЭТТ СМИТ: По мне так тут вообще нет ощущения каких-то тяжелых «вех». Наоборот, костюмы иногда начинаешь воспринимать чуть ли не как современные. И все же при этом я узнал кучу нового о своей истории, о британской монархии в период сразу после Второй мировой. Филиппа я считаю чертовски обаятельным! Мне интересно, что ты и другие зрители скажут об этом персонаже, посмотрев сериал. Потому что у него все-таки очень противоречивый образ, многие считают его неблагородным. А я ему очень сопереживаю.

ВАЙСС: И я тоже! В конце концов, как можно не сопереживать человеку, который с таким трудом создав семью, вынужден в итоге покидать этот дом, и даже его дети не могут продолжать носить его имя? Думаю, это непростое зрелище: наблюдать, как он пытается научиться любить этого человека — отдельно, и поддерживать эту монархию — отдельно.

СМИТ: Да, это та еще битва.

ВАЙСС: Итак, что заставило тебя согласиться на эту роль? Ты прочел сценарий?

СМИТ: Ну, тут просто было 100-процентное попадание: блестящий драматург Питер Морган, режиссура Стивена Долдри, а главное — Клер в образе Королевы! Думаю, уже выдающихся качеств этой троицы хватило бы, чтобы заманить в проект любого. Ну и, конечно, эта роль — интересная задача для меня. Играть такого персонажа, как Филипп, о котором, с одной стороны, мы знаем не так много… А с другой — то, что известно, это такое сложное противоречие. Конфликт между желанием поддерживать супругу и нежеланием отказываться от собственного «я», оставаясь в тени Короны… Тут есть, что играть.

КОСТЮМ: VALENTINO.
КОСТЮМ: VALENTINO.

ВАЙСС: Может ли любовь пережить такой конфликт — очень хороший вопрос.

СМИТ: Добавь сюда травму: внезапная смерть короля — это и их смерть во многих смыслах. Или, если хочешь, перерождение. Во втором эпизоде есть сцена, где после его смерти они уезжают из Африки. Там, наблюдая за ними, ты думаешь: «Ну все, для них это конец… Что им теперь остается делать?».

ВАЙСС: Для выстраивания образа что было для тебя первичным: выводить своего Филиппа, вчитываясь в сценарий, или ориентироваться на исторические данные?

СМИТ: О, их я накопал немало. Думаю, главная причина, по которой он стал таким, каким стал, и не захотел смириться с существующим порядком — в его кочевом образе жизни. Его отец уехал в Монако, чтобы жить с любовницей, а его отослали к Маунтбеттенам. Он был в каком-то смысле сиротой. У него никогда не было настоящего дома. И тут он встречает Элизабет. Военный флот действительно заменил ему дом, а с ее появлением он оказался от него оторван. Думаю, у него были очень бурные ранние годы. И все-таки ему не откажешь в привязанности к Королевской Семье, чего нельзя сказать обо мне.

ВАЙСС: Признаюсь, об этой стороне их отношений я не думала.

СМИТ: Надеюсь, то, что сериал об этом рассказывает, — одна из его сильных сторон. Изнанка, которую ты видишь, например, когда они собираются ложиться спать...

КОСТЮМ: VALENTINO.
ПИДЖАК И БРЮКИ: LOUIS VUITTON. ФУТБОЛКА: СОБСТВЕННОСТЬ АКТЕРА.

ВАЙСС: Ну, я не так много знаю о Филиппе. Ты говорил, что у него хватает критиков?

СМИТ: Ну, к примеру, очень распространено мнение, что он наговорил много лишнего в публичных выступлениях.

ВАЙСС: А, как наш вице-президент Джозеф Байден?

СМИТ: Ну вот, а я не так-то много слышал о Байдене.

ВАЙСС: У него что на уме, то и на языке. При этом нередко попадает в точку.

СМИТ: Вот у Филиппа так же. Это одна из причин, по которым я его люблю. Он «аутсайдер» в том смысле, что позволяет себе не кривить душой, кто бы перед ним не стоял. Безусловно, это выделяет его из всех прочих людей в его окружении.

ВАЙСС: У тебя подобралась любопытная коллекция ролей после «Доктора Кто». Ты по-прежнему сверяешь любой успех с этим проектом?

СМИТ: Ну, я сразу понимал, что после «Доктора Кто» нужно будет попотеть, чтобы не остаться актером одной роли… С другой стороны, я не хочу переворачивать эту страницу для себя, потому что те съемки для меня были фантастическим временем. И на то, чтобы изменить то, как зрители меня воспринимают, нужно будет время — это нормально. Хотя правда и то, что в роли Филиппа мне нравится то, насколько она непохожа на «Доктора Кто».

КОСТЮМ: VALENTINO.
КОСТЮМ: VALENTINO.

ВАЙСС: Актеры, которые играют исторических персонажей, часто говорят, что, помимо определенных «манер», которым нужно специально учиться, эффект правдоподобности не создать, пока не уловишь некую «суть времени». Что ты об этом думаешь?

СМИТ: Пожалуй, я соглашусь. Нужно уметь встроиться в энергетику фильма. Тем нетривиальнее моя актерская задача: о молодых-то годах Филиппа мы знаем сравнительно немного! Но да, определенно, тут речь о том, чтобы прочувствовать что-то, без чего ты играешь не характер исторического деятеля, а так, одно из впечатлений о нем.

ВАЙСС: У меня в памяти зацепилась сцена свадебной церемонии. Когда Уинстон Черчилль говорил, что Королева настояла на формулировке «повиноваться» по отношению к будущему мужу. Какое впечатление на тебя производит это ее решение?

СМИТ: Начнем с того, что, на самом деле, она этого не говорила…

ВАЙСС: Тогда зачем на этом настаивать?

СМИТ: Думаю, все дело было в том, что тогда она еще не была Королевой. Они собирались жить на Мальте, чтобы Филипп оставался на флоте… Вероятно, они считали, что у них в запасе еще есть лет 20, пока ее отец будет жив. Понимаешь, это-то и удивительно в ее истории: она была Королевой в 25, и до сих пор ею остается! Она застала 12 премьер-министров. Такого долгоиграющего монарха не будет больше никогда в истории, ну или, по крайней мере, еще очень долгое время. Ведь это просто настолько невероятно.

КОСТЮМ: VALENTINO.
ПЛАЩ: BURBERRY. РУБАШКА: DIOR HOMME. БРЮКИ: TOMMY HILFIGER. ТУФЛИ: VALENTINO.

ВАЙСС: Ты играешь Филиппа уже довольно давно. Не начал еще срастаться с ролью?

СМИТ: Вообще, больше всего меня притягивает возможность играть долгую эволюцию характера. Люди за 10 лет сильно меняются. А легкий эффект безвременья достигается тем, что у Элизабет с Филиппом, по сути, просто история нормальной семьи в аномальных обстоятельствах.

ВАЙСС: То есть у них примерно столько же проблем, сколько и у «обычной» семьи?

СМИТ: Да, хотя они и усложняются этим «О, черт, прежде, чем мы отправимся в медовый месяц, мою кандидатуру должен утвердить кабинет министров!».

ВАЙСС: В сериале это отлично видно по телефонным звонкам. Как тяжело им связаться даже таким простым способом.

СМИТ: Да, просто дозвониться до человека… Кошмар.

ВАЙСС: Итак, до этой роли у тебя был ряд ролей в театре, верно?

СМИТ: Да, куча ролей. Я играл на сцене 3 года. Недавно у меня был мюзикл, «Американский психопат» — на Бродвее.

КОСТЮМ: VALENTINO.
ПИДЖАК: JEFFREY RÜDES. РУБАШКА: VALENTINO. БРЮКИ: MICHAEL KORS.

ВАЙСС: А какая роль была первой?

СМИТ: Жиголо из Нью-Йорка.

ВАЙСС: Сколько тебе было?

СМИТ: Только что закончил университет. 22. Классная пьеса. Потом я 2 года играл в Национальном театре. Потом пара ролей в сериалах. Потом я вернулся на Вест-Энд и играл в спектакле «Среди акул» с Кристианом Слэйтером. Я всегда возвращаюсь в театр. Мне это нравится, потому что это лучший способ постоянно оттачивать ремесло.

ВАЙСС: Где-то учился актерскому мастерству?

СМИТ: Нет, вместо этого я ходил в Университет Восточной Англии, у меня был курс креативного письма. Из меня мог бы получиться неплохой режиссер, наверное. На данный момент я хочу посвятить всего себя актерскому мастерству. Я живу в Лондоне. Хотя однажды, кто знает, могу перебраться в Нью-Йорк.

КОСТЮМ: VALENTINO.
АКТЕР В НЬЮ-ЙОРКЕ, ОКТЯБРЬ 2016. ПИДЖАК И РУБАШКА: COACH.

ВАЙСС: Ты останешься здесь и на выходные?

СМИТ: Да, у меня в пятницу день рождения.

ВАЙСС: Заранее поздравляю!

СМИТ: Спасибо! Старею, уже 34.

ВАЙСС: Не думаю, что так выглядит старость.

СМИТ: Ну, по крайней мере, так ощущается.

ВАЙСС: Раз уж мы заговорили о старости: что планируешь успеть сделать к 35?

СМИТ: Ну, в сериале я занят по меньшей мере до мая, а дальше… Возможно, более плотно займусь режиссурой и сценариями. Актерам сложно загадывать. Как я уже сказал, возможно, к этому времени я бы хотел переехать в Нью-Йорк.

ВАЙСС: Хорошие цели.

СМИТ: Точно. Вообще, иметь цели — это уже хорошо. Как говорил один мой друг, гениальные идеи — это круто, но помимо этого ты должен оторвать задницу и работать, чтобы они планомерно воплощались в жизнь.

СТИЛИСТ: MARINA MUÑOZ/LALALAND ARTISTS. ГРУМИНГ: JORDAN BREE LONG/STARWORKS USING SKII. АССИСТЕНТЫ ФОТОГРАФА: KEVIN JUDE AND JONATHAN FASULO. АССИСТЕНТ СТИЛИСТА: ELLEN PURTILL.