К 28 годам актриса Хейли Беннетт успела ощутить все прелести и тяготы работы на «фабрике грез». Все началось с комедии «С глаз — долой, из чарта — вон!» 2007-го, где она снялась с Хью Грантом и Дрю Бэрримор. Дальше судьба не радовала Хейли профессиональными удачами, но где, как не в Голливуде, случаться чудесам.

22 сентября в России выходит ремейк вестерна «Великолепная семерка» с Беннетт в приятной компании (Дензел Вашингтон, Крис Пратт и другие парни в ковбойских шляпах). С 27 октября на экранах триллер «Девушка в поезде», 3 ноября — детектив «Вид убийства», 8 декабря — комедия Уоррена Битти о киноиндустрии времен Говарда Хьюза «Правила не распространяются». Везде героини Беннетт в центре внимания. Ну, а следом музыкальная драма Терренса Малика «Невесомость». Маэстро, правда, пока не определился с датой выхода, но подождать стоит. Учитывая довольно плотный график премьер, американский журналист Крис Уоллес решил взять у Хейли интервью, пока ее не разорвали на части.


 Хейли, ты последнее время постоянно в разъездах. Как справляешься?

У меня есть несколько специальных контейнеров марки Tupperware, которые я рассылаю по всей стране, когда мне приходится много перемещаться. В них всякие пледы и вещи, они позволяют везде чувствовать себя как дома.

 Понял — праздник, который всегда с тобой. А какие вещи дарят тебе ощущение дома?

Даже стыдно признаться, всякие девчачьи штуки. (Смеется.) Cувениры, письма, наволочки, плюшевые зайчики...

 Ой, да ладно, я таскался с плюшевым тюленем чуть ли не до прошлого года. Давай выкладывай, с чего все началось?

Вообще не строила долгосрочных планов. Все, что я привезла с собой в Лос-Анджелес из Огайо — это мои мечты. Мне кажется, в начале пути я была чем-то похожа на Дороти, которая брела по дороге из желтого кирпича. Только никакой доброй колдуньи мне не встретилось.

 Зато амбиций было хоть отбавляй?

Нет, я прекрасно понимала, что мне нужно набраться опыта, прежде чем кидаться в какие-то серьезные авантюры. Сначала я играла только в школьных пьесах. Потом записалась в первую попавшуюся театральную студию. И уже через несколько месяцев занятий мой преподаватель по актерскому мастерству представил меня одному из потенциальных агентов. Все завертелось так быстро. В итоге я получила роль в фильме «С глаз — долой, из чарта — вон!». Но потом все складывалось не так безоблачно. Даже когда режиссеры указывали на меня и говорили: «Я хочу, чтобы ты снималась у меня в кино», этого не происходило. Так продолжалось несколько лет. Но я боролась. У меня не было другого выбора.

 А те фильмы, которые вот-вот выйдут на экран, они для тебя что-то изменят?

А как же! Если ты постоянно работаешь в течение десяти лет, отказываешься слышать «нет», окружаешь себя великими наставниками и готов впитывать новое, то ты обязательно чего-то добьешься.

Я научилась ездить верхом и стрелять,
когда была еще совсем 
маленькой

 И кто твои наставники?

Режиссер Уоррен Битти очень помогал мне. Терренс Малик. И моя партнерша по триллеру «Девушка в поезде» Эмили Блант. Да все, с кем я работала, повлияли на меня.

 Какие полезные советы давал тебе кто-нибудь из них?

Ну, в последнее время я часто слышала что-то вроде: «Рассчитывай свои силы и находи время для отдыха». Конечно, если не успевать восстанавливаться, то постепенно черствеешь.

 В «Великолепной семерке» есть момент, где герой Криса Пратта хочет научить тебя правильно пользоваться оружием. Но ты, естественно, превосходно им владеешь и говоришь: «У меня был отец». А твой настоящий отец научил тебя чему-то особенному?

Как раз таки стрелять.

 Серьезно?

Рассказываю. На съемках этого фильма я должна была делать все то же, что и мужчины, причем на том же уровне. Когда я уже не могла передвигать ногами от верховой езды, я все равно заставляла себя проехать еще немного. Мой папа любил соревноваться, думаю, я пошла в него. Он был охотником. Я научилась ездить верхом и стрелять, когда была еще совсем маленькой. Папа брал меня охотиться на оленей. Это, кстати, было непросто, ведь мультик «Бэмби» мой любимый.

 Он заставлял тебя разделывать тушу?

Да. Я же выросла в лесу.

 И ты смогла есть оленину даже после просмотра «Бэмби»?

Нет. Отец как-то пытался обмануть меня и сказал, что это просто стейк. Но я не купилась.

 Какие детские истории твои любимые?

«Лев, колдунья и платяной шкаф». А еще «Волшебник из страны Оз».

 Но с тех пор ты сильно изменилась?

Думаю, нет. Возможно, я просто в каком-то смысле отрицаю действительность.

 Получается, ты до сих пор живешь в стране Оз или в Нарнии.

К счастью, благодаря искусству я могу себе это позволить.

 Мне еще очень интересно узнать, как тебе работалось с Маликом, он ведь известен своим уникальным подходом к съемкам.

Это правда. Однажды ты можешь проснуться утром в Лос-Анджелесе, или Нью-Йорке, или в Кении и услышать звонок: «Хейли, я хочу, чтобы ты приехала сниматься со стаей пурпурных ласточек». И ты оказываешься в Техасе и снимаешься с птичьей стаей. А свой текст получаешь доставкой FedEx. С ним все совершенно непредсказуемо и захватывающе.

 А после этого ты переходишь к работе у Уоррена Битти, творческий процесс которого наверняка похож на старую школу Голливуда.

Точно! Наш фильм очень напоминает некоторые из моих любимых картин 40-х и 50-х годов. Да еще и Уоррен сам играет Говарда Хьюза. Хотя знаешь, даже когда я уже снималась в фильме, я все еще не имела понятия, что он от меня хочет. Уоррен просто сказал, что я должна играть жесткую, неистовую женщину — «Я знаю, в тебе это есть. Спой прямо во все горло, сделай улетный музыкальный номер». Так что, наверное, это немного напоминало работу с Терренсом.

 Весьма неординарно.

Ага. Верно подметил. Будем считать неординарность лейтмотивом моей карьеры.