Откуда появилась идея этого фильма и как образовался творческий тандем Катаев-Черепанов?

Глеб: Я театральный режиссер. В МХТ им. Чехова, «Табакерке», «Et cetera» идут мои спектакли.

Денис: Это кинодебют для всех, потому что я занимался телевидением и театром, а кино все смотрели и все хотели его снимать. Глеб со стороны театра, я — со стороны телевидения решили попробовать что-то новое. А кино — это из всех искусств технически самое сложное в реализации, но, с другой стороны, и самое простое. Проще, чем театр, проще, чем литература. Но выработать свой киноязык — это тоже еще надо постараться. Хотелось поэкспериментировать — и вот, как мне кажется, эксперимент налицо.

Глеб: Никакого детального плана снять кино не было, честно говоря. Мы просто встретились и обговорили все, то есть, это началось почти с шутки. Как часто бывает. И в итоге вылилось в то, что мы спонтанно начали писать сценарий. Написали его довольно быстро — недели за две буквально — и еще через какое-то время начали снимать. Я тут же связался с молодыми (и не только) артистами, легкими на подъем, с которыми я уже работал в театре. Они мгновенно откликнулись, и в итоге все завертелось. 

Денис: Что самое главное: хотелось сделать полностью самостоятельный проект. От А до Я. От замысла до пост-продакшна. От сценария до операторской работы. И все это действительно мы и сделали, два человека, больше никто (кроме актеров, конечно, которые играли).

 Предыдущий опыт в журналистике как-то помогал в этом?

Денис: В моем случае бэкграунд журналиста помогал только в том, что я ездил на фестивали. И просмотр множества фестивальных фильмов, конечно же, сказался на моем желании снять это кино.

Глеб: Я тоже имею журналистское образование в прошлом. Этот опыт помогал в плане авантюрности и, так как все делали вдвоем, мы вынуждены были снимать в поездах ОАО «РЖД» и делали это все авантюрно — или в московском метро. Это было незаконно, мы прятали камеру и так далее. Прежние навыки пригодились.

Денис: Я на «Дожде» тоже всегда так делал — сам снимал и делал все, там такой подход.

 Как вам удалось уложиться в бюджет фильма — тысячу евро?

Денис: Дело в том, что фактически не было трат на продакшн, потому что друзья предоставили камеру и пост-продакшн. На «Дожде», слава Богу, очень толерантное руководство, которое позволяет в нерабочее время и по ночам заниматься своими проектами. Артисты отзывчивые, все Глеба знают и доверяют. Оставалось тратиться только на электрички и метро. Какой-то свет иногда.

Глеб: Плюс одного артиста мы привезли из другого города. Оплатили ему билеты и дорогу. На самом деле, сумма даже меньше. Нам нужно было дать ответ на вопрос про бюджет на презентации фильма в Каннах, и мы так немножко округлили. Никто не считал, бюджета не было; возможно, даже и эта цифра преувеличена.

 Что вы хотели сказать образом главного героя, которого в день рождения все перестают узнавать? Почему это происходит?

Глеб: Мне показалось, интересно подумать над тем, что происходит с человеком в сегодняшнем мире, где все так завязаны на гаджетах, соцсетях, кредитных картах и так далее. Что будет, если человек в одну минуту будет отключен? Это и было отправной точкой в замысле. И действительно, если ты начнешь в это вдумываться, твоя жизнь кардинально изменится. Потому что, хоть мы этого не замечаем, мы зависим от этого, не можем без этого. Если вдруг это из твоей жизни уйдет, ты окажешься как будто обесточен.

Еще схожая фраза —
если ты везде,
то ты нигде.
Если со всеми,
то ни с кем. 

Денис: При современных технологиях вроде бы все везде успевают, фотографируются, делают селфи. Но на самом деле исходная точка — то, что новое поколение на самом деле нигде не существует. Мы все куда-то бежим, но ни к чему не приходим. Исчезнувшее поколение эти миллениалы. Его нет. Оно исчезло. Это метафора исчезнувшего поколения.

Глеб: Еще схожая фраза — если ты везде, то ты нигде. Если со всеми, то ни с кем. 

Денис: И друзей нету. Хоть их и тысячи. В Инстаграме.

 Где на данный момент уже был показан ваш фильм? Как его принимала публика на фестивалях?

Денис: Фестивали «Движение», Voices и презентация фильма в Каннах.

Глеб: Откровенно говоря, везде были личные знакомства, но мы его просто посылали. Его смотрели. Даже, например, в те же Канны — Екатерина Мцитуридзе, которая возглавляет «Роскино», совершенно неожиданно для нас сказала, что «мы его берем».

Денис: При этом, хоть мы с ней и были знакомы, она сказала: «Я буду строго смотреть»… Но она строго и посмотрела. И уже в Каннах заинтересовались некоторые зарубежные продюсеры, даже из Нью-Йорка подходили, и мы будем им высылать копию с английскими субтитрами. Мы рассчитываем на что-то международное, потому что у нас история глобальная. Она касается каждого. И да, конечно, какой-то ограниченный прокат на телевидении. На ТНТ сейчас показывают такие независимые фильмы.

Денис (улыбается): «Дождь» вот, опять же, возможно, отреагирует… Кто знает? Не факт. Возьмут ли? Сейчас вот Наталья Синдеева придет и спросим.

 Как происходил отбор актеров?

Глеб: В основном молодые ребята из МХТ, «Табакерки», «Et cetera», «Гоголь-центра». Со всеми я уже работал в театре. Я всем честно говорил, что это авантюра, но они отреагировали моментально. Никто не отказался. Поэтому мы очень благодарны всем знакомым за то, что они снимались ночами, ранним утром, что называется «за просто так», за идею.

 На какие фильмы или каких режиссеров вы ориентировались?

Денис: Безусловно, это все какой-то коллаж-оммаж того, что было увидено. В моем случае, могу сказать, что это больше все равно литература — кафкианские мотивы или Достоевский — они мне близки. Если мы берем кино, все, что я делаю, наверное, всегда будет основываться на фильмах Балабанова, Ханеке и Триера. Но это по чуть-чуть от каждого. 

Глеб: У Достоевского есть повесть «Двойник», которую я читал когда-то давно и забыл, а вот теперь снова вспомнил. А по режиссерам — тоже, безусловно, и Ханеке, и Триер в списке любимых. При желании цитаты из их фильмов можно увидеть у нас. Мы даже этого не стесняемся.

Денис: А еще эстетика черно-белого кино. Филипп Гаррель как-то сказал на Каннском кинофестивале, что снимает в ч/б, потому что: «Ну, во-первых, это красиво, а во-вторых, это дешево». Вот этот принцип нам совершенно подошел.