В минувший вторник, проходя мимо Музея Москвы со стороны Остоженки, можно было представить, что внутрь привезли невиданные до этого дня работы Серова или Айвазовского. Столь велика была очередь. Со стороны Зубовского бульвара, из второго корпуса музея валил дым и раздавался девичий крик о помощи. Телеканал «Дождь» готовился к скайп-трансляциям с очевидцами пожара, а синефилы боялись, что горит Центр документального кино. И только модники знали, что происходило на самом деле. Глава компании Bosco di Ciliegi Михаил Куснирович показывал свежую, осенне-зимнюю коллекцию модной марки Moschino, со свойственным ему размахом и щедростью.

После ловкой эксплуатации фастфуда, видео-игр, Барби и чистящих средств в своих коллекциях, креативный директор Moschino Джереми Скотт обратился к «костру тщеславия» 1497 года во Флоренции. Когда в одну ночь толпа начала ломать и крушить город: зеркала, музыкальные инструменты, предметы искусства, одежда — все было предано огню. Коллекцию Moschino осень-зима 2016-2017 показывали на Неделе моды в Милане в постапокалиптических развалинах одного из палаццо, в память о тех временах. Через полгода очередь дошла до Москвы.

Отрадно, что хоть у кого-то в городе нефть все еще продолжает держаться на уровне ста и выше долларов за баррель. Компания Bosco di Ciliegi не просто повторила миланский показ, а сделала из него перформанс или, если хотите, иммерсивный театр. Во внутреннем дворе бывших Провиантских складов можно было заметить охваченную огнем стену одного из музейных зданий. Надпись Moschino, выступающая из языков пламени, давала приглашенным надежду, что это все же не огонь, а декорации модного саспенса. Пожарные в форме начала прошлого века провожали зазевавшихся во внутреннее пространство музея, украшенное огнетушителями и красными сигнальными лампами. Музыкальное сопровождение обеспечивал оркестр. Столы и подносы ломились от изумительных креветок, тарталеток и шоколадных трюфелей, приготовленных собственным кейтерингом Bosco, на котором выросло не одно поколение москвичей. Просекко и шприц-апероли текли рекой. Самбуке не было конца. Если шутить, то как не вспомнить анекдот про медведя, который сел и сгорел. А если серьезно, то организация подобного шоу — как минимум геройский поступок. В то время, пока мода проходит через зону турбулентности со всеми ее тектоническими сдвигами, сменами парадигм и дизайнеров, капсульными коллекциями и слоганами вроде «buy now wear now», так заботиться о своих клиентах, как Михаил Куснирович, мало кто себе может позволить.

К слову, о последних: клиентов оказалось так много, будто на показ позвали всех, кто хоть раз что-то купил в Moschino. В толпе не затерялись: актриса Ингеборга Дапкунайте, прима и премьер Большого Театра Мария Александрова и Владислав Лантратов, генеральный директор Музея Москвы Алина Сапрыкина, диджей Виталий Козак. Последний уже выглядел погорельцем в пальто российского дизайнера Тиграна Аветисяна. Впрочем, оно прекрасно оттеняло все остальное буйство красок. Опаздывавшую на показ Алёну Долецкую Михаил Куснирович внес в зал на руках.

Традиция — главная скрепа не только нашей страны, но и компании Bosco. И этим показом они продолжили серию модных шоу в самых неожиданных и интересных местах: Александр Маккуин в московском метро, Жан Поль Готье на Павелецком вокзале, Etro на Даниловском рынке. И вот теперь заигрывающий не только с огнем, но и с музейным пространством, бренд Moschino.

Текст Павел Вардишвили