Уайльд. Парадокс и афоризм

Афоризм с трудом поддается определению. Греческое по происхождению слово, кроме значений «подношение» или «пожертвование», со временем стало обозначать «краткое изречение, высказывание, сентенция». Таковы, например, афоризмы Гиппократа. Афоризм, по словарю Дзингарелли, — это «краткое изречение нравоучительного или философского характера».

Что же тогда отличает афоризм от любого другого изречения? Ничего, кроме краткости.

 

Мы часто утешаемся пустяками, ибо пустяки нас огорчают. (Блез Паскаль. «Мысли»)
Не будь у нас недостатков, нам было бы не так приятно подмечать их у ближних. (Франсуа Ларошфуко. «Максимы и моральные изречения»)
Память — это дневник, который мы постоянно носим с собой. (Оскар Уайльд. «Как важно быть серьезным»)

Иные мысли, которых у меня нет и которые я не смог бы выразить словами, я почерпнул из языка. (Карл Краус. «Утверждения и опровержения»)

Приведенные выше изречения являются афоризмами, а приведенные ниже для этого слишком длинны.

Как велико преимущество знатного происхождения! С восемнадцати лет человеку открыты все пути, ему уже не в новинку известность и почет, меж тем как другие если и достигнут таких же наград, то годам к пятидесяти, не раньше: выигрыш в тридцать лет. (Блез Паскаль. «Мысли»)

Художник не моралист. Подобная склонность художника рождает непростительную манерность стиля. (Оскар Уайльд. Предисловие к «Портрету Дориана Грея»)

Алекс Фальцон в предисловии к изданию «Афоризмов» Уайльда называет афоризмом изречение не просто краткое, но и остроумное.

Он следует современной тенденции, в соответствии с которой для афоризма важнее изящество и блеск — в ущерб истинности утверждения. Естественно, когда речь идет об изречениях или афоризмах, их истинность зависит от намерений автора: афоризм выражает то, что его автор считает правдой и в чем желает убедить читателей. Но в целом авторы изречений или афоризмов не обязательно стремятся казаться остроумными и тем более осмеять существующие воззрения. Скорее они желают привлечь внимание и изменить отношение к проблеме, к которой в настоящий момент общественное мнение относится недостаточно серьезно.

Приведем пример изречения Шамфора: «Богаче всех человек бережливый, беднее всех — скряга» («Максимы и мысли», I, 145). Острота изречения состоит в том, что в глазах общественного мнения бережливым является человек, который не расточает свои скромные запасы, дабы при помощи бережливости бороться с собственной нуждой. Скряга же — это человек, накапливающий запасы, которые превосходят его нужды.

Изречение могло бы показаться противоречащим общественному мнению, если только не считать бережливого человека богатым, потому что он, обладая ресурсами, разумно ими распоряжается, не имея потребностей свыше тех, что может себе позволить. Напротив, скряга, будучи беден духом, полагает, что нуждается в большем, чем смогут ему дать накопляемые запасы. Так становится ясна риторика автора, и изречение не противоречит общественному мнению, а подкрепляет его.

Когда же афоризм резко противоречит общественному мнению, так что на первый взгляд кажется ложным и неприемлемым и только после разумного сокращения его гиперболической формы принимается за некую правду, и то с трудом, тогда мы имеем дело с парадоксом.

Этимология слова восходит к древнегреческому выражению παρά την δόξαν, которое означает «против общественного мнения». Следовательно, изначально термин подразумевал утверждение, далекое от убеждений всех прочих, странное, эксцентричное, неожиданное высказывание, и в таком значении мы находим его у Исидора Севильского. Однако мысль о том, что подобное неожиданное утверждение может быть истинным, имеет долгую историю. У Шекспира есть один парадокс, который кажется ложным, но со временем становится истинным. Приведу в качестве примера фрагмент из «Гамлета»:

Офелия. Что разумеет ваша милость?
Гамлет. То, что если вы порядочная и хороши собой, вашей порядочности нечего делать с вашей красотою.
Офелия. Разве для красоты не лучшая спутница порядочность?
Гамлет. О, конечно! И скорей красота стащит порядочность в омут, нежели порядочность исправит красоту. Прежде это считалось парадоксом, а теперь доказано. Я вас любил когда-то.

Логические парадоксы занимают особое место, они представляют собой противоречивые утверждения, ни ложность, ни истинность которых невозможно доказать. Таков, например, парадокс лжеца. Но постепенно проявляется их риторический смысл. Приведу определение, данное Р. Баттальей.

Положение, концепт, утверждение, сентенция, реплика, рожденная в беседе нравственного или дидактического характера и противопоставленная распространенному или общепринятому мнению, здравому смыслу и опыту, системе верований, на которые опирается общество, принципам или благоприобретенным знаниям. Часто не является истиной, перерождаясь в простой софизм, высказанный ради красного словца; но за видимой нелогичностью и приводящей в замешательство формулировкой может скрываться объективная реальность, которой суждено восторжествовать против невежества и поверхностного мнения тех, кто бездумно следует мнению большинства.

Итак, афоризм — это утверждение, которое признается верным, несмотря на всю свою остроту, в то время как парадокс изначально должен представляться ложным высказыванием, в котором только по зрелом размышлении обнаруживается то, что его автор считает истиной. Из-за разрыва между общественным мнением и провокационной формой парадокса он неизбежно будет остроумным.

История литературы богата афоризмами, но бедна парадоксами. Сочинять афоризмы — дело нехитрое (пословицы и поговорки тоже являются афоризмами: родственников не выбирают; брехливая собака лает, но не кусает), тогда как сочинять парадоксы гораздо сложнее.

Много лет тому назад мне довелось изучать творчество одного мастера афоризмов, Питигрилли. Приведу в пример его самые блестящие высказывания. В некоторых из них присутствует правда, выраженная резко, но не идущая в разрез с общественным мнением:

Гастроном — это повар с образованием.
Грамматика — это сложный инструмент, который помогает выучить языки, но мешает говорить на них.
Фрагменты — выход, данный добрым боженькой писателям, которые не в состоянии написать целую книгу.
Дипсомания — научный термин столь замечательный, что хочется уйти в запой.

Некоторые афоризмы не столько выражают истину, сколько утверждают этический принцип, правило:

Лучше поцеловать в губы прокаженного, чем пожать руку дураку.
Будьте снисходительны к тем, кто вас обидел, так как вы не знаете, что вам заготовили остальные.

Однако именно в сборнике, озаглавленном «Противоракетный словарь», в который он включил максимы, высказывания и афоризмы, принадлежащие ему или другим авторам, Питигрилли, желающий любой ценой сойти за циника и даже открыто признающийся в заимствовании чужих мыслей, предупреждал, насколько опасной может быть игра с афоризмами:

Буду с вами откровенным и признаюсь, что потворствовал хулиганству читателя. Объясню, что я имею в виду: когда на улице случается перепалка или авария, как будто из-под земли возникает некий тип, который старается подначить одну из спорящих сторон, и это, как правило, какой-нибудь автомобилист. Так хулиган спускает пар. Нечто подобное происходит и с книгами: когда у читателя нет собственных мыслей или когда он затрудняется их выразить, он находит красочную, блестящую, точную фразу, влюбляется в нее, берет ее на вооружение, комментирует с восклицательными знаками, в выражениях вроде «отлично!», «верно!», как будто он сам всегда так и думал и как будто эта фраза — квинтэссенция его собственных мыслей, его философской системы. Читатель «занимает позицию», как говорил дуче. И я ему предлагаю способ занять позицию, не забредая в джунгли разной литературы.

В этом смысле афоризм блестяще выражает общее место. Сказать о фисгармонии, что «это фортепьяно, разочаровавшееся в жизни и обратившееся к религии», — это все равно что повторить истину, которую мы и так знаем: что фисгармония — церковный инструмент. Высказывание «алкоголь убивает живых и сохраняет мертвых» подтверждает лишь то, что нам давно известно об опасности его чрезмерного употребления и об использовании спирта в анатомических музеях.

Когда в «Эксперименте Потта» Питигрилли от лица своего персонажа утверждает, что «умная женщина — это аномалия и встречается так же редко, как альбиносы, левши, гермафродиты и шестипалые люди», он говорит, пусть и с долей остроумия, именно то, что хотел услышать читатель (а возможно, и читательница) в 1929 году.

Но, критикуя собственное велеречие, Питигрилли подводит нас к мысли о том, что многие блестящие афоризмы могут быть вывернуты наизнанку, не теряя своей силы. Взглянем на некоторые примеры перевертышей, которые нам предлагает сам Питигрилли в том же «Словаре».

Многие презирают богатство, но лишь немногие умеют приносить его в дар.
Многие умеют приносить богатство в дар, но немногие его презирают.

Мы обещаем с опасением и выполняем обещание с надеждой.
Мы обещаем с надеждой, а выполняем обещания с опаской. 

История — это всего лишь приключение свободы.
Свобода — это всего лишь приключение истории.

Счастье в вещах, а не в нашем вкусе.
Счастье в нашем вкусе, а не в вещах.

Кроме того, Питигрилли отобрал изречения разных авторов, противоречащие друг другу, но тем не менее выражающие безусловную истину:

Легче всего обмануться из-за оптимизма. (Поль Эрвье)
Недоверие обманывает нас чаще, чем доверие. (Ривароль)

Народы были бы счастливы, если бы цари философствовали, а философы управляли государством. (Плутарх)
Если я захочу наказать какую-нибудь провинцию, то посажу управлять ею философа. (Фридрих II)

Афоризмы, которые легко перевернуть, я бы назвал способными к мутации. Способный к мутации афоризм — это болезненная склонность к остроумию. Иными словами, автора не заботит тот факт, что противоположное по смыслу изречение может быть не менее справедливо, — настолько ему важно казаться остроумцем. Парадокс — это перевертывание общей перспективы, которое представляет мир неприемлемым, вызывает сопротивление, отторжение, и тем не менее, постаравшись его понять, мы признаем его верным. В итоге парадокс звучит остроумно как раз потому, что мы вынуждены с ним согласиться. Афоризм-перевертыш несет в себе правду очень условную: стоит ему мутировать, как мы обнаруживаем, что верной не является ни одна из предложенных им перспектив; утверждение казалось верным только потому, что оно остроумно.

Парадокс вовсе не вариация на тему классического топоса «перевернутого мира». Это образ чисто механический, он подразумевает мир, где животные разговаривают, а люди рычат, рыбы летают, а птицы плавают, обезьяны служат мессу, а священники лазают по деревьям. Это лишь нагромождение невозможностей без всякой логики, карнавальная игра.

Если же мы хотим подняться на ступень выше и перейти к парадоксу, необходимо, чтобы перевертывание следовало определенной логике и было ограничено какой-то частью мира. Перс, приехавший в Париж, описывает Францию, как парижанин описал бы Персию. Эффект парадоксален, потому что обычные вещи рассматриваются с необычного ракурса.

Чтобы отличить парадокс от мутировавшего афоризма, достаточно попытаться его перевернуть. Питигрилли цитирует высказывание Тристана Бернара о сионизме, которое было справедливо до образования государства Израиль: «Один еврей просит денег у другого, чтобы отправить третьего в Палестину».

Попробуйте перевернуть это высказывание: ничего не выйдет. Это знак того, что изречение было истинным или, по крайней мере, Бернар хотел, чтобы мы его таковым воспринимали.

А теперь приведу в пример ряд знаменитых высказываний Карла Крауса. Я даже не буду пытаться их извратить, потому что по здравом размышлении это невозможно. Но они истинны вопреки общественному мнению, просто на непривычный манер. Их нельзя перевернуть, чтобы выразить некую противоположную правду:

Скандал начинается, когда полиция решает положить ему конец.
Для совершенства ей не хватало лишь недостатка. 
Невинность — идеал тех, кто любит лишать невинности.
Наказания нужны для того, чтобы напугать тех, кто не желает грешить.
Дети играют в солдат. Это понятно. Но почему солдаты играют в детей?
Есть на карте темная область, откуда посылают в мир исследователей.
Врачи легко определяют помешательство: стоит им поместить пациента в психлечебницу, как он тут же проявляет признаки сильнейшего беспокойства.

Естественно, Краус тоже впадает в грех афоризмов-перевертышей, и вот несколько его утверждений, которые можно легко извратить и перевернуть (перевертыши мои):

Нет ничего глубже, чем женская поверхностность.
Нет ничего более поверхностного, чем глубина женщины.

Скорее простят некрасивую ногу, чем некрасивый чулок!
Скорее простят некрасивый чулок, чем некрасивую ногу!

Некоторые женщины вовсе не красивы, но выглядят красавицами.
Некоторые женщины красивы, но красавицами не выглядят.

Сверхчеловек — идеал преждевременный, поскольку предполагает существование человека.
Человек — идеал преждевременный, поскольку предполагает существование сверхчеловека.

Настоящая женщина изменяет ради удовольствия. Другая ищет удовольствия в изменах.
Настоящая женщина ищет удовольствия в изменах. Другая изменяет ради удовольствия.

 Единственные парадоксы, которые, по всей видимости, мутациям неподвластны, — это парадоксы Станислава Ежи Леца. Вот небольшой список его «непричесанных мыслей»:

Если бы можно было отоспать смерть в рассрочку! Мне снилась действительность. С каким облегчением я проснулся!
Сезам, откройся — я хочу выйти!
Кто знает, что бы открыл Колумб, не попадись ему на пути Америка!
Страшнее всего кляп, смазанный медом.
Рак краснеет после смерти. Что за достойная подражания деликатность со стороны жертвы!
Разрушая памятники, сохраняйте пьедесталы. Всегда могут пригодиться.
Овладел наукой — но не оплодотворил ее.
Из скромности считал себя графоманом, а был доносчиком.
Костры не высветляют тьму.
Можно умереть на острове Св. Елены и не будучи Наполеоном.
Так тесно прижались друг к другу, что ни для какого чувства не осталось места.
Он посыпал себе голову пеплом своих жертв.
Снился мне Фрейд. Что бы это могло значить?
Общение с карликами деформирует спинной хребет. 
Совесть у него чистая. Не бывшая в употреблении. 
Даже в его молчании были грамматические ошибки.

Признаюсь в своей слабости к Лецу, но к настоящему моменту я нашел только один его афоризм, который можно перевернуть:

Поразмысли, прежде чем подумать.
Подумай, прежде чем поразмыслить.