Любовь, любовь

В порнокиношке, выпуская вялый пар,
Глядят пенсионеры
На плохо снятые соитья юных пар
Без всякой, впрочем, веры.

Да, вот она, любовь, подумалось мне, вот
Лицо ее без грима:
Одни прельстительны — и к ним всегда влечет,
А у других — все мимо.

Не верность, не судьба, а только тел одних
Взаимопритяженье;
Привязанность оно не порождает в них,
А жалость еще меньше.

Одни прельстительны — любимы, стало быть.
Вот им — оргазм награда.
А сколько тех, кому тут нечего ловить,
Мечтать, и то не надо. 

Лишь одиночество их может ожидать
Да плюс злорадство самок,
Лишь вывод: «Это все не для меня, видать».
Такая мини-драма.

Так и умрут они, обмануты в своих
Лирических мечтаньях,
С презрением к себе, что сделалось для них
Привычным, как дыханье.

Я обращаюсь к вам, кто не бывал любим,
К вам, братии опальной,
Не приобщившейся к утехам никаким
Свободы сексуальной:

Вам не о чем жалеть — ведь все равно любви
И нет, и не бывало,
Есть жесткая игра, чьей жертвой стали вы,
Спорт профессионалов. 

Природа

Я не завидую восторженным кретинам,
В экстазе млеющим над норками зверей.
Природа сумрачна, скучна и нелюдима,
Ни символ, ни намек не зашифрован в ней.

Приятно за рулем, катя на «мерседесе»,
Пейзажи созерцать и смену панорам,
И скорости менять, и ощущать в процессе,
Что реки, горы — все, весь мир подвластен вам.

Скользит под солнцем лес, он тянется в ущелье,
В нем древних знаний свод как будто заключен,
В нем чары тайные как будто уцелели,
Проходит час-другой — и разум усыплен.

И вы выходите. Прощай, покой. Еще бы!
Вы спотыкаетесь, кругом полно корней,
Какой-то дряни, мух и гнусная чащоба,
Абсурдный, чуждый мир колючек, змей, камней. 

Вам хочется туда, где выхлопные газы,
Заправки, паркинги и барной стойки блеск.
Но поздно. Холодно. Стемнело как-то сразу.
Вас в свой жестокий сон затягивает лес.

Убийственное возвращение мини-юбок

Девушки в метро, легко ступая,
Порождают стресс и волны хмеля,
Адски соблазнительные в мае.
(Я ушел на службу без портфеля.)

Поискать любви в толпе вокзальной?
Или сексуальных приключений?
Нет, на вещи я смотрю реально,
Только временами столбенею.

Пломбы на вагонах, знаки «стоп» 
Вдоль путей (маршрут «Балар — Кретей»).
Тут я попросту упал как сноп.
Был один из лучших майских дней.

Так весны открытье состоялось —
Юбок сногсшибательный балет.
Времени почти не оставалось
(Но я знал: покоя плоти нет).

v

Мобильный телефон
На берегу стонал.
Недолгий жалкий стон —
Таков любви финал,

Так за гудком гудок
На пляж, что гол и пуст,
Втанцовывает смерть —
На средоточье чувств,

На смятую постель,
Где больше нет тепла.
Как больно жить теперь,
Когда любовь ушла.

Отчужденность

Что это вокруг?
Как вас зовут?
Что делаю я тут?
Пусть меня уведут,
Я не останусь тут!

Дайте мне все забыть,
Все прошедшее — прочь!
Чтобы заново жить,
Влейте смысл в эту ночь.

Как впервые, зарю
Потеснит яркий луч.
Я не сплю, я не сплю,
Вот вам мой поцелуй.
Вы мой друг? Вы мой друг?
Отвечайте, молю.

Что это вокруг?
Огонь стоит стеной.
Ни шороха — я глух!
Ушел ли разум мой?

Мне бы нужно прилечь,
Ненадолго уснуть,
Чтобы себя сберечь,
Ясность взгляду вернуть.

Кто я? Дайте ответ,
И пусть будет он прям:
Вы мне друг или нет?
Счастье придет ли к нам?

Пламенем залита
Ночь без берегов.
Где же рая врата?
И где искать богов?