Всего в СССР запретили почти миллион книг и журналов. Для медиарепрессий даже отдельный орган создали — Главное управление по делам литературы и издательств. Чиновники Главлита контролировали выход всех печатных изданий и не особо задумывались над поводами для осуждения. Вспоминаем пять безобидных книжек, которые подверглись цензуре по абсурдным причинам.

«Сказка о попе и работнике его балде», «сказка о царе салтане», а. С. Пушкин

Воспитание морального облика советского гражданина считалось делом государственной важности, так что свою деятельность Главлит начал с войны против сказок. Книги, где животные наделялись человеческими чертами, объявили вне закона. Считалось, что это отвлекает младшее поколение от реальности и негативно влияет на неокрепшую психику.

Первыми под удар попали творения Пушкина. «Сказку о царе Салтане» назвали монархической. Ну а как еще, если среди героев царь, царица, царевна и князь. А значит, пропаганда чуждого советскому народу государственного строя. А «Сказку о попе и работнике его Балде» заклеймили мистической и не имеющей отношения к реальной жизни.

Эталонным произведением для советских детей признали сказку про репку — о пользе коллективного труда и социального взаимодействия. 

«Робинзон Крузо», Д. Дефо

Что делать с запрещенкой, в СССР решали индивидуально: особо опасные экземпляры массово сжигались (ничего не напоминает?). Но были и те, которые сотрудники госоргана считали небезнадежными и дорабатывали: вырывали «ненужные» страницы или переписывали.

Так, известный роман Даниеля Дефо почти полностью переписала активистка революционного движения Злата Лилина. Оригинальный текст с описанием самостоятельной и в целом безбедной жизни Робинзона не отвечал принципам воспитания рабоче-крестьянской молодежи, ибо историю творят не отдельные герои, а народные массы, трудовой советский народ. Гражданка Лилина распорядилась трудом английского писателя и публициста по-своему, восхвалив идеи коллективизма и общественного труда.

«Слово о полку Игореве»

Кроме политической пропаганды, Главлит занимался охраной военной тайны. История помнит забавный случай, когда малоопытный и, видимо, не очень образованный цензор из соображений секретности переименовал памятник древнерусской литературы «Слово о полку Игореве» в «Слово о подразделении Игореве».

«Пчелка Майя и ее приключения», В. Бонзельс

Популярная во всем мире детская книга немецкого писателя Вальдемара Бонзельса повествует о приключениях безобидной пчелки Майи и ее друзей. Первое же издание, вышедшее в 1914 году, немедленно подверглось жесткой критике русских цензоров. Осуждалось упоминание царизма и — отдельно — песенка опрометчивой пчелы с «неуместными» религиозными мотивами: «Ведь душа моя — дыханье / Мира вечной красоты. / Дивны Божии черты, / Дивно каждое созданье!»

 

«Щен», Л. Ю. Брик

Угораздило же Лилю Брик поделиться неуместными воспоминаниями о Владимире Маяковском в книге «Щен». Представив певца революции не громогласным и грубым, а любящим и нежным, Лиля обрекла свое произведение на запрет. Советские власти увидели в рассказах «принижение образа великого поэта». По их мнению, книга «вызвала возмущение советской общественности, чувство протеста у читателей, любящих Маяковского как великого поэта революции». 

Текст Яна Удалова