«Мне всегда казалось, что в Лос-Анджелесе художник чувствует себя свободнее, чем где бы то ни было», — говорит гостям Джеймс Таррелл, встречая их на пятом ежегодном Art + Film Gala, который Gucci проводит в Музее искусств Лос-Анджелеса (LACMA). Таррелл — герой вечера. Именно его вместе с оскароносным режиссером Алехандро Иньярриту чествуют в этом году. 

Джеймс Таррелл
Джеймс Таррелл

В преддверии важного для города вечера авторитетный коллекционер Эли Брод открыл в Лос-Анджелесе Музей современного искусства, до отказа набив его работами Кунса, Кусамы и Мураками. А ведь Музей современного искусства Лос-Анджелеса (MOCA) находится прямо через дорогу. Многие считают ключевые галереи Лос-Анджелеса — 303 и OHWOW — галереями мирового уровня, а арт-гиганты Hauser & Wirth с остервенением скупают всю недвижимость в округе. Более того, все больше нью-йоркских художников меняют родной Бруклин на Западное побережье ради более комфортных условий для жизни, дешевых тарифов Uber и большего выбора свежевыжатых соков.

Но, несмотря на все это, уже на протяжении полувека LACMA остается самым важным местом силы арт-сообщества города. Этот музей может похвастаться 150 тысячами работ, представляющих разные периоды истории человечества, элитным и невероятно богатым попечительским советом, а теперь еще и самое большое в городе мероприятие проводят в музее. «LACMA для нас — душа арт-сообщества Лос-Анджелеса, — говорит калифорнийская легенда живописи Джон Балдессари. — В конце концов, именно здесь я познакомился с Магриттом».  

«Это место вызывает у меня столько чувств», — рассказывает Джошуа Джексон, его жена Дайан Крюгер выглядывает из-за его плеча. «Помню, как приходил сюда еще ребенком, а потом внезапно стал взрослым», — делится Джаред Лето. «Я горжусь тем, что являюсь патроном музея, правда, когда говорю об этом, чувствую себя стариком, — добавляет он. — LACMA — без сомнений, сокровище этого эксцентричного города».

Всего за несколько лет Art + Film Gala превратился в своего рода бал нью-йоркского Института костюма Западного побережья. Без сомнения, Gucci приложили руку к тому, чтобы сделать это мероприятие важным событием и для мира моды. Плюс в ноябре звезды еще не так устали от бесконечного сезона премий, да и кому не понравится тот факт, что Ева Чоу и Леонардо ДиКаприо не успевали поднимать трубку телефона, чтобы принять бронь на столик стоимостью 100 тысяч долларов.

Без всяких сомнений, Art + Film Gala — большое событие в жизни города. Несколько блоков на бульваре Уилшир были перекрыты, чтобы подобающим образом принять всех важных гостей. Креативный директор Gucci отвечал за красную ковровую дорожку для приглашенных вроде Гвинет Пэлтроу и Дакоты Джонсон, в то время как Инес ван Ламсверде и Винуд Mатадин устроили фотосессию для гостей вечера прямо у легендарных фонарей Бёрдена. «Ради этого-то мы и работаем, — скромно замечает Микеле. — Когда видишь результат своей работы на красивой женщине в этом магическом солнечном городе, все сразу становится на свои места и кажется, что оно того стоит». Пэлтроу очень нравится ее изумрудное платье. «Единственная загвоздка — пришлось весь вечер извиняться перед друзьями невысокого роста за мои высоченные шпильки, — улыбаясь, говорит Пэлтроу. — Чувствую себя как на ходулях, но зато это Gucci».

Иньярриту был рад наконец выбраться из монтажной комнаты. «12 месяцев я был в заточении, ментальном и физическом, работая над “Выжившим”, — признался режиссер. — Так что, если честно, снова надеть смокинг — первый раз после церемонии вручения “Оскара” — и увидеть реальных живых людей довольно приятно. Снова чувствую себя человеком».

Джеймс Таррелл
Леонардо ДиКаприо и Алехандро Гонсалес Иньярриту

Выход Иньярриту предварял эмоциональный тост Леонардо ДиКаприо, близкого друга режиссера, сыгравшего в его последнем фильме. «Он смел, абсолютно бесстрашен и бесконечно увлечен тем, что делает, — произнес со сцены ДиКаприо. — Иными словами, он настоящий художник». 

Art + Film Gala собрал всех: от глубоко беременной Ким Кардашьян до упивающегося своим новым пирсингом на сосках Джереми Скотта, который он, кажется, показывал всем, кто проявлял хоть мало-мальский интерес. Были и Рикардо Тиши, и Кристиан Лубутен, и восходящая кинозвезда Сирша Ронан. Сальма Хайек подрядила мужа Франсуа-Анри Пино сделать селфи на фоне знаковой световой инсталляции Криса Бёрдена перед музеем. Как только к паре подбежали фотографы, она быстро поставила их на место: «Ребята, отстаньте, — смеялась Сальма, — я тут позирую для своего мужа. Это личное».

Мы поинтересовались у гостей, кого бы они мечтали увидеть героями Art + Film следующих лет. Кто мог бы стать идеальным дуэтом и получить признание за заслуги в искусстве и кино? «Прекрасным итальянским дуэтом могли бы быть Федерико Феллини и Анна Маньяни», — ответил Микеле. Урс Фишер назвал свою жену Тару Сабкофф: «Она и художник, и режиссер. Прекрасная комбинация». Хлоя Севиньи была более изобретательна. «Я бы с удовольствием поехала в отпуск с Уорхолом. Он был такой чудак и всегда имел успех, где бы ни оказался», — рассказывает Хлоя. — А если говорить о кино, я бы выбрала Джона Кассаветиса, потому что он знал, как правильно выпивать».

Фото: архив BFA/Gucci, GettyImages/Gucci

Текст Вэл Юховски