В июле Анжелике Хьюстон исполнится 65. Но снимается она до сих пор много, поэтому две ее биографии, выпущенные одна за другой с разницей в месяц, скорее всего, не последние. Книга A Story Lately Told посвящена детству актрисы в Ирландии, ее матери, балерине Энрике Сома, погибшей в автокатастрофе (Хьюстон тогда было 18), отношениям со знаменитым отцом, режиссером Джоном Хьюстоном, тинейджерским увлечениям. Первый роман Анжелика закрутила в 17 лет с британским актером Джеймсом Фоксом. С ним же через 30 с лишним лет они сыграют счастливых супругов в исторической драме Джеймса Айвори «Золотая чаша» (2000).

Вторая книга Watch Me гораздо интереснее хотя бы потому, что рассказывает о жизни Хьюстон в Голливуде. Она уже получила свой «Оскар» (за лучшую женскую роль второго плана в картине отца «Честь семьи Прицци», 1985), работает с лучшими режиссерами — от Вуди Аллена и Уэса Андерсона до Стивена Фрирза и Барри Зонненфельда. Главы всего три: «Любовь», «Слава», «Состояние». Все занимательные, но самая драматическая часть повествования — это, конечно, истории, посвященные 16-летней совместной жизни с Джеком Николсоном, когда тот был на вершине успеха. Началось все как у нормальных людей: Джек искал относительного постоянства в отношениях, Анжелика — мужчину мечты. Но даже знакомство их получилось таким кинематографичным, что яркость всех лент 1970-х меркнет перед этой историей любви.

<...> Моя мачеха Сиси, у которой я жила в Лос-Анджелесе, хотела меня утешить после разрыва с фотографом Бобом Ричардсоном и постоянно звала на вечеринки, чтобы я знакомилась с новыми людьми. Но верховая езда в одиночестве и прогулки по саду меня интересовали больше. Как-то подруга Сиси, шведка Бригитта, пригласила ее на день рождения Джека Николсона. Сиси спросила, можно ли взять меня, и та ответила: «Ну конечно, Джек любит симпатичных девушек». В назначенный вечер Бригитта заехала за нами, и мы покатили к дому Николсона на Малхолланд-драйв. Он стоял на холме, отделявшем Беверли-Хиллз от долины Сан-Фернандо. Казалось, мы находимся на вершине мира.

Дверь довольно скромного дома открыл сам именинник и с порога ослепил меня своей улыбкой (которая, надо заметить, уже в то время была знаменитой).

Позже, когда Джек станет международной звездой, обладателем «Оскара» и героем журнальных обложек, главный редактор Vogue Диана Вриланд назовет его улыбку «убийственной» — в том смысле, что она буквально обезоруживает и валит с ног. Помню еще, как я подумала: «Ну вот, наконец-то мужчина, в которого можно влюбиться».

<...> Хотя, возможно, я влюбилась в него еще раньше, когда в 69-м посмотрела «Беспечного ездока». Джек там (в роли Джорджа Хансона. — Interview) очаровывает своей легкостью по отношению к жизни и бьющей через край энергией. <...> Так вот он открыл дверь в тот момент, когда солнце садилось за горизонт и все вокруг было окрашено каким-то волшебным золотым светом. «Здравствуйте, дамы, — сказал хозяин дома. — Меня зовут Джек, рад, что вы приехали». А потом он сразу потащил меня танцевать. Под конец вечера Джек буднично так спросил, не хочу ли я остаться на ночь. Я на всякий случай уточнила у Сиси, правда ли мне можно остаться? «Шутишь, что ли? Конечно!» — засмеялась она в ответ. Мол, такое везение! Подумать только: всего несколько дней в Лос-Анджелесе, а уже сам Джек Николсон предлагает с ним переспать.

***

<...> В Нью-Йорке, проработав четыре года моделью, я стала почти культовым персонажем. Но в Лос-Анджелесе, где зубную пасту рекламировали пышногрудые блондинки с белоснежной улыбкой, делать мне было нечего. Поэтому на заработки я ездила в Нью-Йорк и Европу. А после возвращалась на Западное побережье, где снимала с друзьями дом.

***

<...> Агентство Wilhelmina решило отправить меня на пару недель в Лондон, Париж и Милан — поработать для британского Vogue с фотографом Дэвидом Бейли. ...Джек обрадовался — в это же самое время он должен был сниматься в Европе в фильме Микеланджело Антониони «Профессия: репортер». И я была на седьмом небе. Все сошлось: Европа, приятные люди и Джек. 

Фото: Interview Magazine, December 1987

Текст Геннадий Устиян