ГРИГОРИЙ РЕВЗИН. «РУССКАЯ АРХИТЕКТУРА РУБЕЖА XX–XXI ВВ.»

В прошлом году вышли две книги критика и искусствоведа Григория Ревзина: «Русская архитектура рубежа XX–XXI вв.» (большой дорогостоящий альбом с хорошими иллюстрациями и подробным текстом) и цифровое издание Strelka Press «Великолепная двадцатка. Архитектура Москвы и зачем она была». Вторую книгу можно рассматривать как краткий пересказ первой, представленный в более доступном формате. Ревзин подводит итоги 20-летнему развитию постсоветской архитектуры, анализируя судьбу всех заметных направлений: бумажной архитектуры Аввакумова и Бродского, неомодернизма Скокана, неоклассицизма Атаянца и даже «гламурного авангарда». Выводы, безусловно, неутешительные, но это ни для кого не новость, учитывая красноречивое словосочетание «лужковский стиль». Гораздо интереснее, почему все эти школы оказались обречены и что это говорит о нашем времени и нас самих.

РУСТАМ РАХМАТУЛЛИН. «ОБЛЮБОВАНИЕ МОСКВЫ. ТОПОГРАФИЯ, СОЦИОЛОГИЯ И МЕТАФИЗИКА ЛЮБОВНОГО МИФА»

«Облюбование Москвы» — своеобразное продолжение темы метафизического краеведения, которую москвовед Рустам Рахматуллин обозначил в книге «Две Москвы, или Метафизика столицы» (которая, кстати, получила приз премии «Большая книга»). На этот раз речь идет об особом измерении — о любви. «Город полон любовями, как лес родословных дерев». Рахматуллин собирает воедино все известные истории любви — от Василия III и Соломонии Сабуровой до Марины Цветаевой и Сергея Эфрона. Его «любовные адреса» создают интересную картину устройства каждого района: «Вообще, любовь Кузнецкого Моста трагичнее арбатской. И тем трагичнее, чем ближе к декадансу». Подобные замечания и богатейший материал рассказывают нам самый важный любовный миф, главные герои которого — автор и Москва.

ВАЛЬТЕР БЕНЬЯМИН. «МОСКОВСКИЙ ДНЕВНИК»

В прошлом году Ad Marginem переиздало «Московский дневник» Беньямина (впервые на русском вышел в 1997 году), тем самым напомнив нам о замечательном свидетельстве о Москве середины 1920-х. Немецкий философ и культуролог приехал в Москву зимой 1926 года к своей возлюбленной Асе Лацис (той самой, которой он впоследствии посвятит «Улицу с односторонним движением»). Главные мотивы его дневника — «Ася пришла», «Ася не пришла». Эти фразы обрамляют историю каждого дня, который помимо мучительных любовных переживаний наполнен блужданиями по городу и размышлениями о России. Беньяминовская Москва очень подробная, материальная, многомерная. Он гуляет по ней как коллекционер: скупает разные безделушки вроде бумажной птицы, лаковой шкатулки или елочной игрушки в виде самовара. Помимо того, он коллекционирует свои наблюдения и, между прочим, одним из первых заявляет о том, что в СССР секса нет: «Русскому кино совершенно ничего неизвестно об эротике. Как известно, пренебрежение любовью и сексуальной жизнью входит в коммунистическое кредо».

ИЛЬЯ ВАРЛАМОВ. «ПРО МОСКВУ/PRO MOSCOW»

Популярным блогером Илья Варламов стал во многом благодаря тому, что умеет проникнуть в мифические городские пространства, закрытые для широкой публики — например, в книгохранилище Ленинки или кабинет Суркова. К сожалению, снимки этих мест не попали в альбом «Про Москву», который Варламов составил совместно с фотографом Дмитрием Чистопрудовым. В книге представлен более общий взгляд на столицу (причем в буквальном смысле — большую часть издания занимают панорамы с высоты птичьего полета). Помимо известных достопримечательностей, в альбоме отмечены знаковые события жизни столицы: школьный выпускной, гуляние вэдэвэшников, крещенские купания в проруби и Курбан-байрам. В итоге у блогеров получилось хоть и предсказуемо открыточное, но все-таки вполне достоверное изображение большого города.

АЛЕКСАНДР ГРОНСКИЙ. «ПАСТОРАЛЬ»

Александр Гронский снимал серию «Пастораль» на окраинах Москвы, хотя создается впечатление, будто снимки сделаны в туманном лесу из «Игры престолов». К реальности возвращают узнаваемые урбанистические детали: выброшенное кресло, высоковольтные линии электропередач, полуразрушенная кирпичная стена с вечной надписью «Здесь был Вася». Без этих Вась примкадный пейзаж невозможен, и потому у Гронского мы видим, как где-то вдалеке люди загорают, сидят у костра, качаются на тарзанке, ловят рыбу. Ведь не зря «Пастораль» получила в 2012 году приз World Press Photo именно в номинации Daily Life. Тем не менее работы Гронского не совсем вписываются в жанр фотожурналистики — это скорее размышление на тему красоты и гармонии, которые можно разглядеть во всем, даже в котловане у недостроенной парковки.

«МОСКВА В ПЛАКАТЕ. ТОМ 1, 2»

Конструктивистские изображения Родченко прославили советский плакат на весь мир, однако этот вид искусства интересен не только с точки зрения графического дизайна, но и как исторический артефакт. В двухтомник, изданный «Контакт-культурой», вошли более 200 плакатов, напечатанных в период с 1884 по 1997 год. По ним можно отследить основные вехи жизни страны: дореволюционная реклама, великая стройка, антиалкогольная кампания, военная агитация, перестройка и многое другое. В действительности собрание этих визуальных сообщений мало говорит о реальности XX века, но зато ясно показывает, какая реальность «продавалась». Так что книга «Москва в плакате» показывает утопический мир XX века с его румяными комсомолками, крепкими работягами, пирами, пылесосами и ярко-красными звездами Кремля.

Текст Дина Батий