Если мы можем сделать хоть какой-то вывод из событий этой недели, то он в том, что мода, как почти все остальные сферы нашей жизни, стала максимально политизированной. Мода, как индустрия особенно чувствительно и эмоционально реагирующая на все перемены в обществе, по-прежнему является отличной лакмусовой бумажкой, по которой можно определять настроение социума. Чего стоит одна только рассылка «лучшие украшения Иванки Трамп», полученная на неделе подписчиками Condé Nast? Всего десять косарей — и вы такая же худая арийская снежная королева, как она! 

Либеральная общественность в индустрии отреагировала так же незамедлительно. Дизайнер Софи Теалле вывесила на своем сайте призыв к коллегам «не одевать Меланию Трамп ни при каких условиях». Несчастная Мелания, девушка просто хотела найти себе нормального sugar daddy, а теперь ее даже одевать отказываются. 

И она не одинока — целый ряд работников индустрии поддержал хэштег #GrabYourWallet, призывая бойкотировать Amazon, Macy's, Marshalls, Neiman Marcus, Nordstrom, Bloomingdale's и Lord and Taylor, так как все эти магазины продают товары Дональда и Иванки. По-крайней мере, теперь фанатам Трампа не нужно будет стоять в очередях этим рождеством! 

Ранимые модники даже запустили новую вирусную кампанию — носить английские булавки как... символ... чего-то? Того, что все хорошо и безопасно? Как «безопасная булавка»? Сложно сказать, но Vogue уже спешит на помощь, чтобы не дай Бог вас не спутали с обычным плебсом: инкрустированная бриллиантами и покрытая золотом булавка от Makri — гарант того, что вы будете протестовать против политических элит со вкусом!

Многие просто не выдерживали и устраивали себе интернет-рехаб. Кендалл Дженнер удалила свой твиттер (в интервью она прокомментировала это фразой «я даже не думала, что кто-то заметит!» — ну конечно, конечно), оставляя фанатам для развлечения только свое недавнее видео для журнала Allure, в котором она пытается нарисовать автопортрет. А что, похоже. 

Впрочем, остальные предпочли и вовсе абстрагироваться от политической апокалиптичной реальности, например, занявшись чтением нового романа Кэрри Фишер, в котором она раскрывает свой непродолжительный адюльтер с Харрисоном Фордом на съемках «Новой Надежды». Правда, их любовь сложно назвать романтичной или жизнеутверждающей: Фишер было 19, а женатому Форду — 33, и она пишет о нем: «Я была такой жалкой и неопытной, а он, с его роскошными локонами, спадающими на его суровый лоб... Как такой сияющий Аполлон мог удовлетвориться таким жалким созданием, как я?». Не слишком феминистично, но мы уже поняли, что этой зимой главное просто найти что-то, что поможет вам дожить до 2017-го, и если это Кэрри Фишер, то вас никто не осудит... 

Текст Саша Амато