Декоративные техники — конек швейцарской мануфактуры Jaquet Droz с конца XVIII века. Обычный плоский циферблат в мастерской бренда превращается в арт-объект с помощью гравировки, горячей эмали, рельефных изображений и росписи. Недаром эти часы одинаково хороши и в ювелирных бутиках, и в музеях — последняя выставка была в Историческом музее три года назад. На этот раз Jaquet Droz решили показать, что на самом деле происходит за дверями художественных ателье: привезли в Москву главного мастера по росписи и устроили мастер-класс. Мы были в первых рядах.

Прежде чем приступить к рисунку, каждый выбирает эскиз. Перед нами тигр на фоне гор, бегущие лошади, три воробья на ветке и красные карпы в пруду с лотосами. Все — настоящие эскизы к часам из коллекции Jaquet Droz Petite Heure. Недолго думая, выбираю карпов: они кажутся самыми цветными и сложными. Коллеги берут воробьев и тигра.

Прежде чем взять в руки кисть, приходится надеть специальный халат с застежкой на спине. В нем очень жарко, зато нет шансов испачкаться. Сразу после экипировки каждый «художник» получает по палитре с акриловыми красками (базовый набор цветов для каждого эскиза свой), лавандовое масло и кисточку толщиной, наверное, с иголку. Тан Ли Нок, художник Jaquet Droz, поясняет: краски смешиваются только с помощью масла (это аналог растворителя), дополнительные оттенки нужно получать самостоятельно. Начинать советует с фона.

Всем раздают по металлическому прототипу циферблата. Белый фон, разметка, логотип, надпись Manufactured in Suisse — все совпадает с любой из оригинальных моделей Petite Heure. Контур выбранного рисунка уже выгравирован на поверхности. Кстати, это не подсказка для горе-художников вроде нас, а обычная для мастерской заготовка — все модели с «серийным» рисунком имеют такие разметки. В тиражных версиях живописные вольности недопустимы, а вот в работе над индивидуальными заказами мастера уже могут развернутся — роспись идет «с нуля» по эскизу, утвержденному заказчиком. Тан, увлекшись, показывает мне эскиз часов с Бруклинским мостом, а потом еще один — с драконами, которые он недавно делал для клиентов.

Самая приятная, точнее, нервная часть — это роспись. Казалось бы, разметка есть, пример перед глазами, сиди себе раскрашивай картинку. Но цвет получается слишком яркий. Полосы — слишком жирными. А изобразить полутона, контуры и блики (в которых я, в общем, и так не сильна) не удается совсем. Оглядываюсь: коллеги тоже согнулись над работой. Тан смеется: он и его коллеги расписывают часы только с микроскопом. Иначе, говорит, и ослепнуть можно.

От получаса до часа каждый из нас корпит за рисунком. Потом циферблаты уносят в подсобку, «запекают» в специальной печи еще около десяти минут и наклеивают на картонку с изображением часов Petite Heure в натуральную величину (за неимением ни у кого из нас оригинала). Неужели в мастерских все проходит так же быстро? Конечно, нет — улыбается Тан. В Jaquet Droz на одну такую роспись уходит по два с половиной дня, и «пекут» каждую роспись послойно.  

И пусть наши циферблаты, может, на выставку в Исторический и не возьмут, но для мини-экспозиции на рабочем столе они точно сгодятся.

Текст Елена Кряквина