Откровенно говоря, всем сумкам мира я лично предпочитаю рюкзак. И, даже будучи сотрудником фэшн-отдела, большого восторга по поводу какой бы то ни было кожагалантереи (будь она хоть с приставкой it), никогда не испытывал. Но так уж случилось, что об одной коллекции сумок я теперь могу рассказать все. Это коллекция Daligramme французского бренда Lancel. С его легкой руки я, запаковав свой рюкзак, отправился в экспресс-вояж по солнечной Каталонии. Вполне себе туристический маршрут Порт-Льигат — Пуболь — Фигерас, проделанный там за полтора дня, знаком любому, кто когда-либо интересовался биографией Сальвадора Дали. Какая связь между французскими сумками и испанским художником, спросите вы? Расскажу по порядку.

Началось все с того, что Дали создал для своей ненаглядной Елены Ивановны Дьяконовой (вошедшей в историю под именем Гала) секретный алфавит Daligramme. В каждом из восьми его символов он зашифровал смысл, понятный только их парочке. Вкратце: S — для Сальвадора, G — для Галы, а все восемь вместе — для их собственной выдуманной вселенной.

 

 

В 1970-е компания Lancel создает сумку дизайна Дали в единственном экземпляре для его Галатеи. Криптограммы алфавита превратились в принт на коже, а ручкой стала велосипедная цепь. Цепь, разумеется, появилась тоже неспроста — она соединяет два колеса велосипеда (читай — двух возлюбленных), движущихся в одном направлении.

 

 

Спустя 40 лет Дом Lancel вспомнил об этой винтажной сумке и, вдохновившись историей Дали и Галы, посвятил ей целую коллекцию аксессуаров, интерпретирующих этот алфавит. Над названием долго думать не пришлось — вполне логично было назвать ее Daligramme. Идея оказалась удачной, и теперь коллекция переиздается каждый сезон.

Собственно, новую версию мне и довелось увидеть в доме-музее Дали в Порт-Льигате, где Сальвадор и Гала провели большую часть жизни. Впервые встретились они здесь же. Гала вместе со своим тогдашним мужем Полем Элюаром и их 11-летней дочерью Сесиль приехала навестить молодого каталонского художника Дали. Она сразу поняла, что «он — гений», и тут же дала понять мужу, что возвращаться в Париж не собирается, так как остается с Сальвадором. И следующие 53 года она посвятила этому сумасшедшему, став его музой, а заодно и менеджером.

 

Замысловатая планировка их огромного дома, разросшегося со временем из рыбацкой хижины, полностью продумана Дали. Разве что выкупить соседнюю оливковую рощу и проложить там белоснежную террасу решилась Гала — в подарок мужу. Именно тут и происходила упомянутая мной презентация новой коллекции Lancel. По утверждению сотрудников фонда Gala — Salvador Dali, встречавших делегацию журналистов в доме, до нас на эту террасу удавалось попасть разве что королю Испании. Они, как и сам Дали, продолжают упорно оберегать ее от любых посетителей. Но в этот раз террасу не только решили открыть, но и заодно дали креативному директору Lancel Леонелло Борги возможность продемонстрировать навыки мерчандайзинга. Все ее пространство Леонелло украсил сумками из новой коллекции Daligramme.

 

 

Ставшие традиционными для нее материалы – итальянский жаккард и испанская кожа. На некоторых моделях — замок и ключ с далиграммами, да и без деталей из велосипедной цепи не обошлось. Стеганые внутренние карманы напоминают о номере в парижском отеле Le Meurice, где любили останавливаться супруги Дали. А подкладка цвета красного лобстера — о «Телефоне-афродизиаке», созданном художником в 1936-м. В моделях коллекции с анафорическими названиями Dalifun, Dalichic, Dalicharming и Daligala Леонелло Борги, как и всегда, интерпретирует классические формы сумок, выпускавшихся Домом Lancel в разные годы. Кроме них были выпущены лимитированные версии сумки на цепочке Dalidol, которая обычно больше всего впечатляет модных редакторов. Моим фаворитом стал рюкзак Dalicity, появившийся в коллекции впервые. Конечно, ничего удивительного, учитывая мои пристрастия, но рюкзак и правда хорош.

Следующий день дополнил тур по местам славы Дали еще двумя пунктами — Пуболем и Фигерасом. Первый — деревня, где находится замок Галы, наконец подаренный ей Дали после 30 лет обещаний. Второй — город, в котором Дали родился, а после смерти Галы провел и остаток своих дней, занимаясь строительством собственного музея-театра. К слову, попасть в оба эти места тоже помог фонд Gala — Salvador Dali. Его в 1983-м создал сам Сальвадор, и именно ему сейчас принадлежит большая часть наследия художника. Фонд же поделился с Домом Lancel частью архивных материалов для создания Daligramme. И такое сотрудничество, кажется, обоим по душе.

 

А мне о приятном путешествии продолжает напоминать дорожная сумка с далиграммами. Именно в нее, кстати, переместилось содержимое моего рюкзака на обратном пути в Москву.