Локальные Недели моды — это лотерея. Никогда не знаешь, повезет тебе испытать модный катарсис в Южной Америке или уедешь ни с чем из Праги или Берлина. За пределами четырех основных (хотя, кажется, уже трех) Недель какая-то жизнь, конечно, происходит, но весьма специфическая и иногда не понятная простым смертным журналистам. Но некоторые жемчужины все-таки встречаются. И глупо было бы отрицать (и уж тем более не мне с моей фамилией), что вокруг грузинских дизайнеров сейчас есть какой-то модный hub, или ажиотаж по-простому. Прямо сейчас в Тбилиси идут первые Mercedes-Benz Fashion Days, куда высадился почти весь модный десант Москвы. Время от времени Interview поглаживал эту часть аудитории и делал материалы о ключевых представителях грузинской индустрии моды. Я сама очень люблю грузинских дизайнеров, за их успехами на российском рынке наблюдаю пристально, горжусь и всячески промоутирую среди своих родных и близких. В гардеробе все самые красивые вещи, которые срывают овации, как раз «made in Georgia». Да и многие заявленные в расписании Tbilisi Fashion Week дизайнеры — действительно гордость нации. Грузия — маленькая страна, и все про всех всё знают. Например, Георгий Шагашвили (George Shaghashvili) шил для моей двоюродной сестры концертное платье. Ладо Бокучава, дизайнер Atelier Kikala, одноклассник моей другой родственницы. Рия Кебурия — близкая подруга Элене Метревели, которую я обожаю. Короче, все мы скованы одной цепью. Но я постараюсь быть максимально непредвзятой.

Tbilisi Fashion Week проводится уже 11-й сезон подряд. Основательница Недели Тако Чхеидзе рассказывала, как трудно было привезти Роберто Кавалли несколько лет назад и что сейчас находить спонсоров, конечно, легче — в первые годы было совсем тяжело. Да и конкуренция огромная: то Georgian Fashion Week вдруг откуда-то вылезает (ненадолго, правда), то вот, как сейчас, например, Mercedes-Benz Fashion Days. Я спросила у Тако, почему многие дизайнеры решили, что там будет лучше, и отказались показывать свои коллекции на Tbilisi Fashion Week. «Не знаю, посмотрим», — деликатно улыбается Тако и напоминает, что TFW проходит уже в 11-й раз.

Anouki
Кастинг-директор TFW Лика Кварацхелия, основатель TWF Тако Чхеидзе и Натела Поцхверия

Конечно, называть то, что происходит в Грузии, громким словом «индустрия» язык пока не повернется. Нет ни производств, ни школ, ни развитой дистрибьюторской сети, ни непредвзятой модной журналистики, ни критиков. Зато есть желание шить. Нет, ТВОРИТЬ. Мои коллеги шутили, что в Тбилиси каждый третий — дизайнер. После четырех дней показов у меня сложилось впечатление, что почти всем дизайнерам очень нужны профессионалы, которые могли бы их направить. Собственно, об этом я тоже заговорила с Тако. Но мне быстро объяснили, что у всех есть амбиции. Каждый мнит себя Маккуином и не хочет принимать никакую критику. А зря. О построении ДНК марки, брендбуках и прочих важных для продаж и маркетингового позиционирования вещах никто не слышал. Я не говорю уже об основополагающих моментах вроде правильно обработанных краев (даже если нужно изобразить незаконченность). Многие действительно умеют шить, но, чтобы выйти на уровень полноценной индустрии, просто уметь шить мало (мама, привет! Почему ты еще не дизайнер?). Надо думать о том, как твоя одежда будет сидеть, как обработаны края, о стайлинге, о качестве тканей. Пока большинство грузинских дизайнеров могут предложить только один товар — ИДЕЮ. Что, впрочем, большая редкость на мировом рынке. Вместе со мной на Неделе оказались хедхантеры из лондонских агентств. Они ищут молодых талантов, вербуют их и всячески помогают с продвижением, пиаром, маркетингом и так далее. Так вот, Бекк из агентства Bloody Gray была под большим впечатлением от увиденного: «Понимаешь, в Париже уже почти не осталось идей на подиумах. Самые крутые идеи, скорее всего, прячутся по крошечным шоу-румам где-нибудь на левом берегу, а тут такой разгул фантазии».

Обещаю, что больше я про минусы не буду говорить, потому что в целом впечатление у меня осталось очень позитивное. Я увидела, где есть проблемы, и думаю, что не я одна такая умная. Наверняка сами дизайнеры, глядя на рынок вокруг, тоже рано или поздно сделают свои правильные выводы. Тем более что к Неделе и организаторам никаких претензий быть не может. Пространство недостроенного торгового центра с высокими потолками и бетонными стенами и полом оказалось идеальным для проведения Недели моды. Отдельная зона была отдана шоу-румам начинающих дизайнеров. На секунду мне показалось, что я в сокровищнице Али-Бабы. Тут вам и вязаные кардиганы Lalo, и смешные шапки Chubika, и какие-то невероятной красоты кольца, выполненные в традиционной технике перегородчатой эмали.

Короче, Неделя прошла отлично. И я уже не говорю о вечеринках, например, в шоу-руме MORE is LOVE. Нино Элиава и Ани Мокия, основательницы одноименного интернет-магазина, а в последствии и самого шоу-рума, пригласили всех к себе на смешной коктейль с мармеладом и пастилой — Candy Land Party. Получилось по-девичьи очаровательно. Вдвойне приятно было уплетать пастилу в окружении красивых вещей грузинских (и не только) дизайнеров.

Кстати, в Тбилиси пригласили Адама Каца Синдинга, знаменитого фотографа уличного стиля (блог Le 21ème). По собственному признанию, он немного нервничал. В Москве ему пришлось сжульничать и просить знакомых модниц позировать, потому как на обеих Неделях стритстайлом и не пахло. Но в Тбилиси такой проблемы не возникло. Я даже могу сказать, что стритстайл в Тбилиси вполне мог бы конкурировать с Парижем или Миланом. Браво, дамы (и отдельные господа)!

А теперь о самом важном — о коллекциях. Поскольку выделить какие-то тенденции оказалось довольно трудно (каждый дизайнер представлял свое видение), то я разделила коллекции (и, соответственно, бренды) на две условных категории.

#совсемвзрослые

Категория для тех брендов, которые претендуют на мировое господство. Как, например, Ria Keburia, который уже хорошо знают в России. Критик моды Александр Васильев и вовсе назвал Рию российским дизайнером. Или Atelier Kikala, о котором мы уже писали. Но есть еще один бренд, который существует не так давно. В июле 2013-го 25-летняя Ануки Арешидзе решилась запустить марку имени себя — Anouki. Отменный кашемир, плавные линии и никакого так свойственного молодым грузинским дизайнерам минимализма. Первый магазин открылся в декабре 2013 года. Говорят, иностранные клиенты в восторге. Не говоря уже о местных.

#светлаямысль

В эту категорию попали те дизайнеры и марки, которым пока рано идти в бой на мировой рынок, но у которых есть то, что так ценно — идея. Уверена, у всех большое будущее. Многие, кстати, понимают, что без поддержки им пока рано выходить с собственными коллекциями. Так, например, под брендом Matériel творят сразу три дизайнера — Александр Ахалкацишвили, Лика Читая и Тико Паксашвили. Сама марка появилась в 1949 году. Тико свою коллекцию не показывала, зато ее коллеги отстрелялись по полной. Я лично марку обожаю, готова даже простить грубые (иногда слишком) ткани. Сейчас их вещи можно купить в магазине Matériel на Леселидзе в Тбилиси. Еще один интересный бренд — Dalood. Изначально это вообще был бутик грузинских дизайнеров в Москве, который потом трансформировался в бренд. Когда-то для него шил коллекции мой приятель Гола Дамиан, но потом, как это обычно бывает, что-то там не поделили, и Гола свою карьеру закончил. Сейчас коллекции делает сама основательница — Мака Квициани. Дизайнер Диана Квариани училась в Италии в Европейском институте дизайна. Потом переехала в Москву и работала ассистентом у разных дизайнеров. В 2009-м вернулась в Грузию и запустила свое дело. Диана неплохо работает с цветом, что для грузин редкость. Самый распространенный цвет на Неделе — черный. Второе место делят серый и белый. На третьем — темно-синий. 

Кстати, о черном. Мой личный фаворит и человек, которому я готова нести все нажитое непосильным трудом, — Георгий Шагашвили. Во-первых, я влюбилась в летящие ткани. Во-вторых, почти вся одежда была черного цвета (коллекция называется Black Is Black). А я ношу или черное, или белое (классный я модный редактор, да?). И почему же все грузины носят черный цвет? Я пыталась найти ответ на этот вопрос довольно долго. Ну мало того, что он очень красивый, стройнит и так далее, это и так все в мире понимают — не грузины первые до этого дошли. Но почему-то у грузин черный возведен в особый ранг. Ответ мне подсказали в этнографическом музее. В Грузии принято долго соблюдать траур по умершим родственникам. Мои тетушки в том числе носили несколько лет траур по своим покойным мужьям. Это значит, что ты не можешь надеть ничего яркого вообще. Никогда. В течение года минимум. Есть свои регламентированные сроки — сколько лет по кому надо скорбить. Отсюда любовь к черному.

Интересная коллекция была у молодой Сали Пангани 1991 года рождения. По образованию девушка — юрист. Профессионального образования у нее нет (пресс-релиз сообщает о неких частных уроках, которые брала Сали). Коллекцию она назвала «Сальвадор Дали» и активно использовала известные символы творчества художника. Иногда довольно прямолинейно, но в целом весьма интересно перекладывая линии и формы с картин Дали на ткани. И последний, кого мне лично хотелось бы выделить, — Георгий Кебурия. Вообще, эти Кебурии какие-то очень талантливые. Хотя они не родственники. Георгий — самоучка. Свою марку основал в 2010 году и представил первую коллекцию на TFW. Тогда получил приз как лучший новичок. Сейчас Георгий стал делать более носибельную одежду. К слову, его майки в вертикальную полоску с надписями на японском — бестселлер мультибрендового бутика Flabour в Тбилиси. Короче, не стыдно за отчизну.

Фотографии: LIG Studio, Tako Skripnichenko

Текст Натела Поцхверия