Андреа, здравствуйте! Насколько я знаю, в ювелирном бизнесе сейчас настало время больших перемен. Расскажите о том, как с ними справляется Buccellati.

Это правда. Мой отец, Джанмария Буччеллати, глава дома, умер в прошлом году. Но к этому времени он уже был очень пожилым человеком, он ушел на пенсию. И мы сделали новый шаг  открыли нашу компанию инвесторам. Но мы искали только итальянского инвестора, который обладал бы пониманием и уважением к нашему дому и истории. С точки зрения управления компании, мы набрали новых менеджеров  каким бы старым не был дом, он должен расти, а без людей и профессионалов это невозможно.

Но с творческой стороны дело осталось полностью под семейным контролем, каким оно и было изначально, с XVIII века. Я остаюсь президентом компании, но моя настоящая роль  продолжать то, чем я занимался последние 40 лет: сохранять то, что оставил мне отец, следовать его традициям дизайна и производства.

Года три или четыре назад я начал работать с моей дочерью Лукрецией, которая живет в Нью-Йорке, но мы часто друг друга видим. Сейчас я передаю ей то, что унаследовал от отца. Ничего не было утеряно с самого начала.

Андреа и Лукреция Буччеллати.
Андреа и Лукреция Буччеллати.

 Как изменился дизайн украшений Buccellati со временем?

Однако рынок меняется, и мы стараемся делать наши украшения более «молодыми», удобными для любой ситуации. Как угодить миллениалам — это проблема, с которой сталкивается любой старый бренд. Именно в этом мне помогла Лукреция  она молода и ее подход совсем другой. Кроме того, я рад, что впервые в Буччеллати появилась девушка-дизайнер! Без нее эта эволюция была бы невозможной.

Но мы верны нашему стилю, нашим стандартам мастерства. Я  дизайнер, и у меня есть свои вкусы, они были и у отца. Я увлечен гораздо более геометричным и минималистичным стилем, чем тот, что предпочитал он. Он обожал барокко, и это отражалось в его работах. Моя дочь, скорее всего, придумает что-то еще более современное и необычное. Но эта естественная прогрессия в нашей семье и есть то, что мы так сильно стремимся сохранить. Самое главное  быть верными тому, что заложено в нашем ДНК. В нашем бутике на Тверском бульваре вы можете увидеть мои дизайны, дизайны моего отца и работы моей дочери. Но в них нет никакой кардинальной разницы  везде заметно «семейное сходство».  Его мы не потеряем никогда.

 Вы упомянули, что молодежь все больше и больше интересуется дорогими ювелирными украшениями. Какой подход вы нашли к этой новой целевой аудитории?

Я не думаю, что мы искали какой-то специфический подход. Если вы любите Buccellati, вы навсегда любите Buccellati. Если нет — то нет. Мы не притворяемся, что у нас миллионы клиентов. Мы и такого количества продукции не смогли бы создать. Наш подход  украшения, которые делают вашу жизнь лучше, даже если вы в них пойдете в супермаркет.

Мы стали известны благодаря украшениям, которые принято носить вечером или на грандиозные события, но это не то, что можно носить каждый день. Но мы хотим, чтобы наши украшения носили повседневно. Моя цель  служить людям, и сделать так, чтобы они могли (и хотели!) украсить себя в любое время дня и ночи, где бы они не находились.

Если вы любите Buccellati, вы любите нас навсегда.

 Дом Buccellati недавно отпраздновал 11 лет присутствия в России. Что вы думаете о российском рынке? Есть ли что-то специфическое, что захватывает внимание российского потребителя?

Они все больше и больше ищут и ждут чего-то уникального и неповторимого. Раньше им нравились все более и более грандиозные нагромождения сложных украшений  как будто они украшали себя для шоу. Сегодня все это испарилось, и вкусы стали более рафинированными  не только в России, но и во всем мире. Люди устали покупать одинаковое. Им нужно что-то, что будет только у них.

Но в России, как я заметил, каждому интересна история того, что он или она приобретают. Они внимательно изучают каждую страницу наших каталогов, читают в интернете о истории дома  они хотят понять философию и производство. Именно таков подход так называемых «лакшери» клиентов  они тратят уйму времени на изучение того, что они хотят купить. Они приобретают уже не просто украшение, а символ. Что-то, что говорит  «это только мое». И поскольку каждое украшение Buccellati уникально по-своему (такова была наша философия с самого начала), мы смогли удовлетворить этот спрос.

 Дом Buccellati  уникален в таком подходе?

Это так. Возможно, мы потеряли какой-то сегмент рынка, потому что не захотели писать «Gucci» на каждом крошечном кусочке наших товаров, но при этом мы остались чисты. Итальянские бренды сейчас ставят свое название и свой логотип повсюду  теперь они постепенно понимают, что это время прошло. Конечно, они заработали на этом немало денег. Но мы никогда бы так не поступили. У нас уже есть наш установленный стиль, узнаваемый и без надписей. На всех наших украшениях есть подпись, но она микроскопическая, без лупы ее не увидишь. Но украшения Buccellati все равно видно издалека.

 Деньги — не главное в бизнесе?

Для нашей семьи — не главное. По традиции, в каждом поколении должен быть один Буччеллати, который бы управлял компанией. Это негласный закон. Теперь пришло время моей дочери  четвертого поколения Буччеллати. Если бы в каждом поколении было по десять дизайнеров  нас бы давно не существовало. Каждый бы тянул в свою сторону, желая вложить в финальный продукт частичку себя. И мало-помалу мы бы растеряли истинный дух и стиль нашей семьи. Мы создаем дизайн только вдвоем  я и моя дочь. Многое меняется, но мы остаемся собой.

Многое меняется, но мы остаемся собой.

 Я видел, что бренд Buccellati активно расширяется — от коллеции, выпущенной в сотрудничестве со стекольной фабрикой Venini, работающей с муранским стеклом, до новой «черной» коллекции DLC, на которую наносится специальное карбоновое покрытие. Расскажите о этих коллаборациях.

Начнем с Venini. Идея была в создании современной коллекции стекла с серебром — единение ювелирного и стекольного мастерства, двух национальных ноу-хау Италии. Venini  одна из самых известный фабрик муранского стекла  создали для нас уникальную коллекцию стекла, внутри которого были серебрянные элементы  поистине неповторимые предметы для интерьера нового поколения. Идея коллекции «черного золота» пришла к нам из наших часовых мастерских. В них часто использовался черный цвет, и мы решили попробовать покрывать золото черным карбонным покрытием DLC. Оно дает невероятную прочность. его часто используют в машинах Formula-1. При этом мы сохранили высокие стандарты нашего золота. Это создало неповторимые контрасты черного с белым и золотым.

 Мой последний вопрос о производстве. Оно всегда было именно итальянским. Какова история вашего производства и как оно ведется в наши дни?

Производство всегда было только в Италии. У нас уже почти 4 века опыта в этом деле. У нас мастерские в Венеции, Флоренции, Болонье... И в каждом месте мы стараемся использовать специализацию этого итальянского региона. К примеру, в Венеции у нас много мастеров работы с серебром  город славится своими серебренными украшениями и настольными приборами.

Но позволю себе заметить, что смысл этого  не в патриотизме. Смысл в том, чтобы воспитывать в наших мастерских новые поколения ювелиров, которые могли бы передавать свой талант новым поколениям. Для нас главная инвестиция  это люди. Мы стремимся воспитывать поколения мастеров. К примеру, мастерству гравировки по-настоящему можно научиться только в Италии  таково мое мнение. Поэтому дело не в «made in Italy», дело в том, что таких мастеров попросту больше нигде нет. У нас есть семьи мастеров, которые с нами уже три поколения. Они  часть нашей семьи. Мы будем идти вперед только вместе.