АРОМАТЫ ПО ЧАСОВОЙ СТРЕЛКЕ: ЦВЕТОЧНО- ФРУКТОВЫЙ MADLY KENZO KISS’N FLY С НОТАМИ ЛИЧИ И ЛИЛИИ, KENZO; ВОСТОЧНЫЙ ФУЖЕРНЫЙ ARMANI EAU DE NUIT С НОТАМИ ГЕЛИОТРОПА И БЕЛОГО КЕДРА, GIORGIO ARMANI; ДРЕВЕСНЫЙ ФУЖЕРНЫЙ UOMO С НОТАМИ ВЕТИВЕРА И ЛИСТЬЕВ ФИАЛКИ, ERMENEGILDO ZEGNA.

Жан-Клод Эллена, парфюмер Дома Hermès, писатель


Знаем, что вы несколько книг написали. А сами кого читаете?

У меня много любимых авторов, но самый-самый — Жан Жионо. Если кто о нем ни разу не слышал, с радостью расскажу: Жионо родился в 1895 году в Маноске, это Прованс, а умер в 1970-м. Жана часто называют французским Уильямом Фолкнером, и я с таким сравнением согласен. Им обоим отлично удавалось описание человеческих страстей, они были неподражаемыми сенсуалистами — умели неподражаемо описать запахи (знаете, как я им по этому поводу завидую!), звуки, цвета, прикосновения. Читаю — и прямо-таки физически все это ощущаю.

Не хотите сделать аромат в честь какого-нибудь литературного героя?

Да я даже для жены своей еще духи не придумал, а вы хотите, чтобы для несуществующего персонажа. И вообще, я крайне подозрительно отношусь к слову «герой». Оно отражает только видимую сторону человека. А еще неплохо было бы заглянуть внутрь его души.

Если бы вы писали статью в журнал о двух своих новых одеколонах, какой заголовок придумали бы?

Я бы оставил названия ароматов как есть, только вместо слова «eau» написал бы «the story of...».

 

АРОМАТЫ ПО ЧАСОВОЙ СТРЕЛКЕ: ЦВЕТОЧНО- ФРУКТОВЫЙ MADLY KENZO KISS’N FLY С НОТАМИ ЛИЧИ И ЛИЛИИ, KENZO; ВОСТОЧНЫЙ ФУЖЕРНЫЙ ARMANI EAU DE NUIT С НОТАМИ ГЕЛИОТРОПА И БЕЛОГО КЕДРА, GIORGIO ARMANI; ДРЕВЕСНЫЙ ФУЖЕРНЫЙ UOMO С НОТАМИ ВЕТИВЕРА И ЛИСТЬЕВ ФИАЛКИ, ERMENEGILDO ZEGNA.
ОДЕКОЛОНЫ LES COLOGNES HERMÈS: ЦВЕТОЧНЫЙ EAU DE NARCISSE BLEU C НОТАМИ НАРЦИССА И ФЛЕРДОРАНЖА, ЦИТРУСОВЫЙ ФУЖЕРНЫЙ EAU DE MANDARINE AMBRÉE С НОТАМИ МАНДАРИНА и амбры.

АРОМАТЫ ПО ЧАСОВОЙ СТРЕЛКЕ: ЦВЕТОЧНО- ФРУКТОВЫЙ MADLY KENZO KISS’N FLY С НОТАМИ ЛИЧИ И ЛИЛИИ, KENZO; ВОСТОЧНЫЙ ФУЖЕРНЫЙ ARMANI EAU DE NUIT С НОТАМИ ГЕЛИОТРОПА И БЕЛОГО КЕДРА, GIORGIO ARMANI; ДРЕВЕСНЫЙ ФУЖЕРНЫЙ UOMO С НОТАМИ ВЕТИВЕРА И ЛИСТЬЕВ ФИАЛКИ, ERMENEGILDO ZEGNA.

Рон Арад, дизайнер, автор флакона Madly Kenzo Kiss’n Fly


Когда Kenzo предложили вам разработать флакон, вы удивились?

Не то слово! Удивился, что они так долго с этим тянули.

Обтекаемые формы — ваша визитная карточка, но все же: какими были источники вдохновения?

Мне повезло, наши с маркой желания совпали: они хотели, чтобы флакон напоминал крыло бабочки. А мне кажется, для бабочки как раз характерна обтекаемость, чувственные изгибы. И по очертаниям она напоминает мой любимый знак бесконечности. Симпатично.

В основном вы работаете с металлом. А как работалось со стеклом?

Ваша правда, люблю металл за его способность принимать любую форму, но для парфюмерии он дороговат. Стекло тоже интересный материал — прочный и хрупкий одновременно. Для небольших объектов идеальный выбор: заставляет их играть, отражать блики света, обнажая сущность предмета.

Перед работой над упаковкой духов вам нужно узнать их запах?

Я ничего не смыслю в парфюмерии. Мне рассказали историю, описали настроение — чтобы создать объект, мне этого достаточно.

Поделитесь творческими планами?

Чувствую большой потенциал цифровых технологий, с ними поработаю.

 

АРОМАТЫ ПО ЧАСОВОЙ СТРЕЛКЕ: ЦВЕТОЧНО- ФРУКТОВЫЙ MADLY KENZO KISS’N FLY С НОТАМИ ЛИЧИ И ЛИЛИИ, KENZO; ВОСТОЧНЫЙ ФУЖЕРНЫЙ ARMANI EAU DE NUIT С НОТАМИ ГЕЛИОТРОПА И БЕЛОГО КЕДРА, GIORGIO ARMANI; ДРЕВЕСНЫЙ ФУЖЕРНЫЙ UOMO С НОТАМИ ВЕТИВЕРА И ЛИСТЬЕВ ФИАЛКИ, ERMENEGILDO ZEGNA.

Чарли Сим, скрипач-виртуоз, лицо аромата Giorgio Armani Eau de Nuit

 

Скрипач на рекламном постере мужских духов — зрелище из ряда вон, вам не кажется? В офисе Armani вам как-то объяснили свой выбор?

У этого аромата есть еще одно лицо — фотограф Франческо Карроццини, сын главного редактора итальянского Vogue Франки Соццани. Тоже не самый очевидный персонаж. Все потому, что Джорджо Армани хотел сделать акцент не на физиономиях, а на руках. И, следовательно, на мастерстве, которое они символизируют. Думаю, мистер Армани мог бы к нам присоединиться, свой бренд он тоже создал собственноручно.

Как считаете, у парфюмерии и музыки есть что-то общее?

Дайте подумать. Первое — все это виды искусства. Второе — в качестве средства выражения оба используют ноты. Что еще? Неуловимость. Запах и мелодию нельзя потрогать, это эфемерные материи. Я выдержал экзамен?

С блеском. А с какой музыкой у вас ассоциируется запах этих духов?

Конкретное произведение не назову. Могу импровизацию сыграть.

 

АРОМАТЫ ПО ЧАСОВОЙ СТРЕЛКЕ: ЦВЕТОЧНО- ФРУКТОВЫЙ MADLY KENZO KISS’N FLY С НОТАМИ ЛИЧИ И ЛИЛИИ, KENZO; ВОСТОЧНЫЙ ФУЖЕРНЫЙ ARMANI EAU DE NUIT С НОТАМИ ГЕЛИОТРОПА И БЕЛОГО КЕДРА, GIORGIO ARMANI; ДРЕВЕСНЫЙ ФУЖЕРНЫЙ UOMO С НОТАМИ ВЕТИВЕРА И ЛИСТЬЕВ ФИАЛКИ, ERMENEGILDO ZEGNA.
АРОМАТЫ ПО ЧАСОВОЙ СТРЕЛКЕ: ЦВЕТОЧНО- ФРУКТОВЫЙ MADLY KENZO KISS’N FLY С НОТАМИ ЛИЧИ И ЛИЛИИ, KENZO; ВОСТОЧНЫЙ ФУЖЕРНЫЙ ARMANI EAU DE NUIT С НОТАМИ ГЕЛИОТРОПА И БЕЛОГО КЕДРА, GIORGIO ARMANI; ДРЕВЕСНЫЙ ФУЖЕРНЫЙ UOMO С НОТАМИ ВЕТИВЕРА И ЛИСТЬЕВ ФИАЛКИ, ERMENEGILDO ZEGNA.

АРОМАТЫ ПО ЧАСОВОЙ СТРЕЛКЕ: ЦВЕТОЧНО- ФРУКТОВЫЙ MADLY KENZO KISS’N FLY С НОТАМИ ЛИЧИ И ЛИЛИИ, KENZO; ВОСТОЧНЫЙ ФУЖЕРНЫЙ ARMANI EAU DE NUIT С НОТАМИ ГЕЛИОТРОПА И БЕЛОГО КЕДРА, GIORGIO ARMANI; ДРЕВЕСНЫЙ ФУЖЕРНЫЙ UOMO С НОТАМИ ВЕТИВЕРА И ЛИСТЬЕВ ФИАЛКИ, ERMENEGILDO ZEGNA.

Анна Зенья, креативный директор Дома Ermenegildo Zegna

 

С вашим новым ароматом связана какая-нибудь интересная история?

Есть, но не с ним, а с домом, который мы сняли в рекламном ролике. Это дом на острове Капри — красно-коричневое здание в форме трапеции, на крышу ведет лестница. Его владельцем был итальянский журналист Курцио Малапарте. За критику фашистского режима в 1933 году Курцио отправили в ссылку, потом в тюрьму. Выйдя оттуда, в 1942-м он решил увековечить свое ощущение свободы в камне — построить дом то есть. Поэтому его неприступная «крепость» стоит на 32-метровой скале, с одной стороны море, с другой — длинный путь к дверям в 99 ступеней. В этом доме бывал писатель Альбер Камю, а Жан-Люк Годар снял там фильм «Презрение».

 

АРОМАТЫ ПО ЧАСОВОЙ СТРЕЛКЕ: ЦВЕТОЧНО- ФРУКТОВЫЙ MADLY KENZO KISS’N FLY С НОТАМИ ЛИЧИ И ЛИЛИИ, KENZO; ВОСТОЧНЫЙ ФУЖЕРНЫЙ ARMANI EAU DE NUIT С НОТАМИ ГЕЛИОТРОПА И БЕЛОГО КЕДРА, GIORGIO ARMANI; ДРЕВЕСНЫЙ ФУЖЕРНЫЙ UOMO С НОТАМИ ВЕТИВЕРА И ЛИСТЬЕВ ФИАЛКИ, ERMENEGILDO ZEGNA.

Томас Пауш, художник, автор инсталляции в честь ароматов Comme des Garçons Blue Invasion

 

Трудная у вас была задача — выразить запах визуальными средствами.

Гораздо сложнее оказалось адекватно продемонстрировать флаконы. Хотелось, чтобы их и видно было хорошо, и на фетишизм не похоже. А то, знаете, в магазинах обычно выставляют огромные бутыли с духами — никакой фантазии.

И как с этим справились?

Использовал габионы — такие большие стальные клетки, которые набивают гравием и применяют в ландшафтном дизайне. А я заполнил клетку флаконами, как камнями, они даже по форме похожи. Мимо никто не прошел, останавливались, фоткали. Классно придумал, правда?

Круто! Инсталляцию вы делали для «синей» коллекции ароматов. А какой ваш любимый цвет?

Сейчас — терракотовый. Хотя вообще я не люблю чистые цвета, больше нравится градиент. Поэтому для проекта я сначала предложил ткани, на них переходы оттенков лучше видны. Но президент Comme des Garçons Эдриан Йоффе не хотел, чтобы одежда и духи пересекались.

С чем у вас ассоциируется синий?

Средиземноморье, вода, небо. Еще лед. Я был в Исландии во время белых ночей, там даже небо было как ледяное. А синий цвет этих флаконов совсем не напоминает о природе, он урбанистический: темный, грязноватый, синтетический. Ночь на окраине мегаполиса.

Интервью: Марина Сютаева
Фото: Алексей Денисов
На главном фото: коллекция ароматов Comme des Garcons Blue Invasion: восточный древесный Blue Santal с нотами сандала и сосны, восточный пряный Blue Encens с нотами ладана и кардамона, древесно-пряный Blue Cedrat с нотами можжевельника и цитрона.

Текст Марина Сютаева