Кристин сама выглядит как героиня фэшн-фильма: графичное белое каре, неизменная красная помада и ни намека на стремление скрыть возраст. Кому, как не ей, было доверить образы модных оторв из знаменитой телесатиры 90-х? 

ВОРСЛАВ: «Просто потрясающе» вернулся на экраны почти через четверть века. Почему вы согласились работать над таким древним проектом?

КЭНТ: Мне всегда нравились съемки, но главная причина — дружба с Дженнифер (Сондерс, сценаристом и исполнительницей роли Эдины. — Interview). Я не работала над ее шоу «Френч и Сондерс», зато делала грим в рождественской серии «Просто потрясающе». 

ВОРСЛАВ: За которую вас во второй раз номинировали на BAFTA? 

КЭНТ: Да. Еще я помогала с тремя специальными эпизодами. Один из них снимали на Олимпийских играх. Я люблю это шоу, и мне нравится смотреть на моду глазами Эдины и Пэтси. 

ВОРСЛАВ: Я читала, что стиль и макияж героинь копировали со знаменитостей. С кого именно и почему?

КЭНТ: Мой любимый образ в фильме даже не у Эдины и Пэтси, а у Любляны, самой старой и самой богатой женщины в мире. Я ее срисовала с Дианы Вриланд, чтобы было понятно, сколько лет Любляне. Это было довольно сложно. 

ВОРСЛАВ: Почему? Диана ведь просто красилась.

КЭНТ: Потому что на полноценный пластический грим не было ни денег, ни времени. Морщины я делала с помощью латекса и уже на него наносила обычный макияж. Вот он уже был простой: тени M.A.C Eye Shadow, Goldmine, и Pigment Colour Powder, Melon, подводка M.A.C Fluidline, Blacktrack и накладные ресницы M.A.C False Lashes #30. 

ВОРСЛАВ: И красная размазанная помада.

КЭНТ: Ага. Детали в кино очень важны, так что гримерам приходится много чего искать. То парики высокие, то мушки для родинок. В современном кино парики, кстати, тоже нужны. 

ВОРСЛАВ: Это самое сложное в съемках?

КЭНТ: Самое сложное — просыпаться в 4:20 утра! За 35 лет работы я так и не привыкла к этому. Тяжело каждый раз упаковывать и распаковывать сумки со всем содержимым. Я работаю на разных площадках, так что мне нужно очень много всего.

ВОРСЛАВ: Искусственная кровь?

КЭНТ: И не только. Хочется грузовик, чтоб просто закидывать в него мешки с косметикой и инструментами, а не таскать чемоданы. Но я не жалуюсь: если бы я специализировалась только на макияже или прическах, было бы не так интересно.

ВОРСЛАВ: А над фильмами сложнее работать, чем над сериалами?

КЭНТ: Любой фильм — это просто очень длинный эпизод сериала, задания там такие же. Актеры у нас были те же, техника тоже не особо изменилась. Мы уже давно снимаем в HD и привыкли, что картинка качественная и детализированная. 

ВОРСЛАВ: В сериале у Эдины и Пэтси эпичный стиль, но 90-е по нему сразу считываются. Через 20 лет в фильме они тоже выглядят современно. Как вам это удалось?

КЭНТ: Мы чуть поменяли их макияж и прически, добавили современных трендов. Правда, пришлось угадывать, что будет модно в будущем, потому что от съемок до проката всегда уйма времени проходит. Получилось забавно: Пэтси почти не изменилась, а вот Эдина уверена, что это она придумала контуринг. 

ВОРСЛАВ: Фильм-то про моду, наверняка от этого еще сложнее.

КЭНТ: Нам было важно, чтобы представления о каждом герое у всей съемочной группы совпадали. Так что постановщики, художники по костюмам и гримеры постоянно советовались друг с другом. Вплоть до того, что спрашивали, стала бы героиня с помадой этого цвета покупать этот диван. И с Дженнифер мы советовались, конечно. Если ей идея нравилась, то делали.

ВОРСЛАВ: А сколько на подготовку актрис времени уходило?

КЭНТ: Около часа. Я так много раз их красила, что знаю их лица, как свое собственное. Джоанна, кстати, сама великолепно делала себе грим — она всегда знала Пэтси лучше, чем кто-либо. 

ВОРСЛАВ: А когда вы начинаете работу над образом героя?

КЭНТ: Обычно я жду сценария. Диалоги помогают понять героя и представить, что он думает о себе. Зная это, можно прикидывать, как ему хотелось бы выглядеть и как он должен выглядеть. 

ВОРСЛАВ: И все?

КЭНТ: Почти. Потом объявляют, кто будет играть роль. Я спрашиваю у актрисы, что она думает о моих идеях и что из них ей не нравится. Еще сюжет накладывает много ограничений, но важно уметь создавать что-то классное в любых условиях. 

ВОРСЛАВ: Что вам больше всего на съемках запомнилось?

КЭНТ: Ой, много всего. Восход солнца над морем в Вильфранш-сюр-Мере. Ланч на набережной Сен-Жан-Кап-Ферра с Барри Хамфрисом в полном дрэге. Я видела 80 ослепительных дрэг-квин, которые вереницей входили в лондонский ресторан Royal Vauxhall Tavern. Они тогда перекрыли движение в утренний час пик. 

ВОРСЛАВ: И попортили себе карму, видимо. А когда вы решили стать визажистом?

КЭНТ: Я пришла на Би-би-си в 1981 году, но заинтересовалась макияжем лет за десять до этого. В то время я пыталась избавиться от тяжелого акне и поняла, что хороший макияж отвлекает людей от проблем с кожей. 

ВОРСЛАВ: Ой. 

КЭНТ: Да, особенно парней. Когда я училась в художественной школе, больше всего мне нравилось рисовать людей. Я всегда интересовалась модой и стилем, так что ничего удивительного, что мне нравится красить. 

ВОРСЛАВ: А почему нравится?

КЭНТ: Я люблю работать руками. Я могу изменить характер человека, нарисовав ему губы по-другому или накрасив другой помадой. Никогда не перестану этому удивляться. 

ВОРСЛАВ: То есть вы всегда кайфуете от работы?

КЭНТ: Каждая съемка — это новая история, новые актеры и новая команда. Все лица уникальны и могут сильно меняться. 

ВОРСЛАВ: В похмелье особенно. 

КЭНТ: Или в недосып. Художники по гриму переделывают лица еще круче, это наша обычная работа. Не ценить это может только очень уставший человек. 

ВОРСЛАВ: Воспользуюсь случаем. Поделитесь своими главными приемами в макияже? Кроме замазывания акне. Извините, сейчас такая борьба с ним не актуальна. 

КЭНТ: Самое главное — чтобы кожа была хорошо очищена. Важно делать пилинг и тщательно увлажнять ее. И не надо ложиться спать с косметикой на лице. 

ВОРСЛАВ: Ну, понятно, ничего сверхъестественного. 

КЭНТ: Ну да. С макияжем вообще все просто. Красная помада всегда кстати, а улыбка работает лучше подтяжки лица. 

ВОРСЛАВ: А что посоветовали бы Пэтси и Эдди?

КЭНТ: У Эдди нет советов, она слишком занята, чтоб их раздавать. Но у нее есть ассистент Кристофер, который всегда приводит ее в порядок. Мне кажется, она даже не в курсе, что именно он делает. А Пэтси работает в журнале, так что ей бесплатно достается вся косметика. 

ВОРСЛАВ: Она просто мажет на себя все подряд.

КЭНТ: Еще с 70-х. 

ВОРСЛАВ: Как вам в команде M.A.C? Ведь есть много других брендов профессиональной косметики, почему вы именно с ними работаете?

КЭНТ: Если честно, я даже не помню, когда мы не сотрудничали. Киносъемки не прощают ошибок в гриме, так что на площадке надо каждую минуту все контролировать и использовать только качественную косметику. Я очень благодарна, что M.A.C прислали все, что я запрашивала. 

ВОРСЛАВ: Завидую!

КЭНТ: Да, у меня была возможность протестировать продукты, до которых обычно не добраться. 

ВОРСЛАВ: Окей, тогда назовите три незаменимых средства M.A.C и расскажите, за что вы их любите.

КЭНТ: Мне нравятся кремовые румяна Cremeblend Blush, Posey. Они смотрятся естественно и подойдут для любого цвета кожи. Еще я часто пользуюсь кремовыми тенями Pro Longwear Paint Pot, Quite Natural. Ими легко подчеркнуть цвет глаз и скорректировать их форму. На экране они выглядят превосходно. 

ВОРСЛАВ: А на каждый день сойдут?

КЭНТ: Конечно. Я наношу их как базу для более ярких оттенков, чтобы тени дольше держались. И брови ими подкрашиваю. 

Знаменитости на премьере фильма «Просто потрясающе»
Любимая помада Кристин

ВОРСЛАВ: Третий, наверно, помада?

КЭНТ: Конечно. Russian Red — лучший оттенок красного для светлой кожи. Я же шотландка. Но самое лучшее в ней — стойкость, она держится весь день. 

ВОРСЛАВ: Это точно. Но у меня Ruby Woo все равно любимая.

Текст Маша Ворслав