О первом и единственном в мире парфюмерном издателе Фредерике Малле надо знать, пожалуй, еще две вещи (кроме того что он выпускает совершенно фантастические духи, конечно). Первое: Фредерик коллекционирует современное искусство, в котором разбирается на уровне профи. Второе: его бренд Editions de Parfums Frederic Malle — один из спонсоров V Московской международной биеннале молодого искусства. 

Так вот. В июле все, кому небезразлично искусство, просто обязаны посетить стратегические проекты и хотя бы один специальный (рекомендуем на «Винзаводе»). Чтобы голова не пошла кругом, увиденное можно оттенить выставкой швейцарского весельчака Урса Фишера в музее «Гараж» и совсем отвлечься на проекте про космос на ВДНХ. А Interview подскажет, какие ароматы Маллевского издательства создадут нужную атмосферу. 

«Гиперсвязи»
ММОМА

Пока на основной площадке биеннале 87 художников со всего мира копают «глубоко внутрь» (так заявлена тема биеннале), молодые авторы из 16 стран в рамках стратегического проекта в ММОМА устанавливают «гиперсвязи» человека с внешним миром. Вот Диогу Эванжелиста 32 лет из Лиссабона делает недобрые фото- и видеоработы про галлюцинации, иллюзии и загадки восприятия. А 33-летняя Джун Креспо из Бильбао продолжает традицию ассамбляжей в духе своих испанских сородичей Пабло Пикассо и Хуана Гриса. Только ее «ассамбляжи» обросли новыми материалами и вышли из плоскости картины в трехмерное пространство. Американка из Нового Орлеана Зои Уильямс создает скульптуры — смесь охотничьих трофеев со стен средневекового замка и волшебного фарфорового бестиария. Сама она утверждает, что работы ее вдохновлены снами и коллективным бессознательным.

Парфюмерное сопровождение:
лучшая компания здесь – неоднозначный аромат Angeliques sous la Pluis. Он врывается в пространство влажным острым духом только что закончившейся грозы. Стремительно окружает ароматом мокрой травы, пропитанной водой земли, горьковатого можжевельника. Щекочет нос нотами перца и кореандра. А потом вдруг раз – и за секунду исчезает в неизвестном направлении. 

 

«Время обоснованных сомнений»
ГЦСИ

Даже от самых разносторонне развитых дилетантов нередко звучат слова о том, что объекты репрезентации современного искусства — вещь сомнительная. Делать «красоту» руками художники разучились, подражать реальности не умеют, преображают окружающую ситуацию тоже как-то извращенно. Всем, кто так считает, прямая дорога на стратегический проект Московской молодежной биеннале в ГЦСИ. Кураторы проекта итальянки Сильвия Франческини и Валерия Манчинелли наверняка знают, как с этим поспорить. Девять художников-участников под сомнение ставят саму реальность и утверждают, что их неуверенность обоснована. Эти обоснования можно увидеть и услышать. Вокруг выставки планируется что-то вроде дискуссионного клуба.  

Парфюмерное сопровождение:
современные парфюмеры в отличие от современных художников в реальности не сомневаются. Они ее воссоздают. К примеру, аромат L’Eau d’Hiver с нотами ириса, жасмина, мускуса и ангелики — ольфакторный портрет зимы. С тающим снегом, прозрачным звенящим воздухом, согревающим медом. Чистый, нежный, слегка колючий запах.

 

Young Blood
«Винзавод»

Современная бальзаковская Жюли вместо того, чтобы тяготиться узами брака, могла бы заняться современным искусством. Ведь она находилась в том самом возрасте, в котором художники именуются молодыми и на них сыплются все блага мира артистического: гранты, стажировки, резиденции и биеннале. Выставка из параллельной программы Московской молодежной биеннале «Свежая кровь» как раз посвящена анализу понятия «молодой художник». Чем такой автор отличается от «немолодого»? Насколько эти термины вообще уместны? 

Разбираются в вопросе лучшие отечественные арт-представители обозначенного поколения: видеохудожник Антонина Баевер, прославившаяся работой «Социализм во сне» — три видео сна и серия фото, где героиня пытается изменить несправедливый мир.  Кирилл Савченков, интересующийся жизнью субкультур и окраин. Альберт Солдатов, увлекающийся новыми медиа (аудиовизуальные и интерактивные технологии) с культурными отсылками к предшественникам. Евгений Гранильщиков, небезразличный к политическо-социальной среде и исторической памяти.

Парфюмерное сопровождение:
раз уж речь зашла о молодости — грех не примерить унисекс-композицию Cologne Idelebille. Одеколон с нотами лимона и бергамота сначала легкомысленно взорвется на коже пузырьками газированного лимонада, а потом вдруг как-то очень по-взрослому раскроется задумчивой нарциссовой горечью.

Урс Фишер «Маленький топор»
музей «Гараж»

Пересказать современное искусство — это совсем не то же самое, что описать Мону Лизу. Тут нужно знать контекст, читать кураторский текст и принадлежать к масонской ложе. Но бывают счастливые для зрителя исключения. Работы 43-летнего швейцарца Урса Фишера будто созданы для пересказа. Трехметровая яма посреди галереи, целые дома из хлебного мякиша, гнилые препарированные овощи и фрукты, тающие прямо на глазах люди-свечи. Захлебываясь, кричать: «А я такое видел!» — реакция сама собой разумеющаяся. 

Следующий уровень — понимание. Тут тоже все как на ладони. Любовь к расчлененке можно интерпретировать как рассуждение о мимолетности жизни. Или ровно наоборот: как обретение новых форм. Фишер — художник с юмором, так что он скорее про второе. Впрочем, свое мнение он никому не навязывает. Поэтому сотню произведений швейцарца в музее «Гараж» предваряют бесчисленные глиняные скульптуры на площади. В их создании может поучаствовать каждый, став, таким образом, соавтором и формы, и содержания.

Парфюмерное сопровождение:
а вот теперь пора попробовать самый плотский, животный, громче всех вопиющий о телесности аромат Musc Ravageur. Лаванда, корица, гвоздика, ваниль, уд, кедр и много мускуса — казалось бы, не особо вызывающий набор нот. Как бы не так. Будете терпко и сладко пахнуть распаленной на солнце кожей, бесстыдно обнаженным телом и прочими нескромностями.

 

«Космос: Рождение новой эры»
Политехнический музей

«Луноход-1», первая космическая собака Лайка, приборная панель пилотируемого модуля, обгоревшая обшивка и тот самый китель Гагарина. Все, что скрыто за загадочной улыбкой первого космонавта и за сухим перечнем дат, можно увидеть на выставке, которую пять лет назад начал готовить лондонский Музей науки. Cosmonauts: Birth of the Space Age — слово «космонавты» взяли в название, чтобы сразу было понятно: речь о русских. Их выставка прогремела прошлой осенью, теперь Политехнический музей привез ее в Москву. Все в духе международного космического сотрудничества: не соревновались за первенство, поменяли название, пересобрали, добавили деталей.

Вместо «звездных войн» и передовиц «Правды» тут — история научных страстей и живых людей: космические корабли, тренировочные аппараты, кисти, которыми рисовал Леонов, эскизы скафандров, кресло, в котором летал космонавт, чайный сервиз, посвященный первому полету. И ответы на вопросы, которые мучили с детства. В чем Валентина Терешкова возвращалась из космоса? В скафандре? В специально сшитом костюме? В спускаемом аппарате «Восток-6»? Все верно. Все перечисленное можно увидеть на выставке. За историко-политический контекст отвечает само пространство: выставка проходит на ВДНХ, в павильоне №1.

Парфюмерное сопровождение:
космос по-Маллевски — это, конечно, аромат Dans Tes Bras. Что только ни чудится в композиции из вроде бы привычных нот сосны, сандала, ладана, гелиотропа, жесмина и фиалки: лекарственно-кровавый запах стерильной операционной, прибитая влагой серая пыль, льющийся на дерево раскаленный металл. А название, между прочим, переводится как «В твоих объятиях».