Фото Сид Гроссман

Быть евреем непросто никогда и нигде... Но, конечно, очень многое зависит от того, где быть евреем  в России или в Америке. И эта разница принципиальная, судьбоносная. Я вспоминаю о том, что я еврей, только когда бываю в России или разговариваю с русскими. В Штатах я, конечно, никакой не еврей. Дело в том, что слово «еврей» в Америке не имеет никакого оценочного значения: ну еврей ты, и что с того? А в русских устах оно до сих пор звучит полунеприлично, как, например, слово «влагалище». Так, писатель Александр Генис (в своем недавнем интервью jewish.ru) проясняет современный взгляд на антисемитизм. И надо заметить, его ощущение очень точно совпадает с тем, что чувствовали американские евреи в самое трагическое для нации время  3040-е годы прошлого века. Чтобы убедиться, достаточно просто взглянуть на лица людей на фото справа  улыбки, солнце, свобода.

В этом контексте куда печальнее выглядит судьба автора снимков, тонкого художника и фоторепортера Сида Гроссмана. Представитель первой волны еврейской иммиграции с весьма левыми взглядами, в 30-е Гроссман вступил в объединение Photo League (19361951) в качестве преподавателя, а затем и директора школы фотографии. Девизом лиги было: «Вернуть камеру в руки честных фотографов, снимающих Америку». Так что студентов своих Сид учил работать полевым методом, отправляя на съемки в рабочие кварталы Нью-Йорка. Этот революционный подход после переняли многие школы искусств.

И все было бы прекрасно: Гроссман продолжал бы обучать пролетариев снимать друг друга, сам бы напечатал еще сотни атмосферных фото о жизни вокруг и школа его прославилась бы на весь мир. Однако в послевоенные годы Фотолигу объявили подрывной антиамериканской организацией, и Гроссман попал в черный список. Он вынужден был оставить преподавательскую и фотокарьеру, а снимки объединения упрятали в архивы.

Выставка New York’s Photo League, которая идет в Еврейском музее до 22 мая,  первая в России. Помимо Сида там покажут работы еще семи героев Фотолиги: Уиджи, Лизетт Модел, Аарона Сискинда, Беренис Эббот, Розали Гвотми, Эрики Стоун и Мориса Энгла. Но этот курортный Кони-Айленд авторства Гроссмана можно увидеть только в Interview.

СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1948.

СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1948.
СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1948.

СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1948.
СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1948.

СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1948.
СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1948.

СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1948.
СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1948.

СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1948.
СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1947—1948.

СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1948.
СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1947.

СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1948.
СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1948.

СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1948.
СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1946—1948.

СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1948.
СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1947—1948.

СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1948.
СИД ГРОССМАН, КОНИ-АЙЛЕНД, 1947—1948.