Как искусство попадает на аукцион?

Таня Пеникер, «Лесные зверушки», 2015Владимир Овчаренко

«Есть три этапа: найти шедевр и его продавца — галерею, художника или коллекционера, — оценить предоставленное произведение и договориться с продавцом о разумной цене. Когда все этапы пройдены, работа выставляется на торги. Если произведение не продается, возможны два сценария: послеаукционная продажа или возврат работы владельцу».

Таня Пеникер, «Лесные зверушки», 2015
Таня Пеникер, «Лесные зверушки», 2015

Как определяется цена работы? 

«Мы смотрим историю продаж того или иного автора, изучаем, что еще присутствует на рынке, в галереях, в студиях художников. И из этого формируем эстимейт, разница между нижним и верхним порогами которого не такая уж маленькая — это не 5 и не 10 процентов. Вообще, продажа любого лота — это сюрприз. Вот, например, абстракция Льва Нусберга на прошедших Осенних Торгах побила свой эстимейт в три раза, хотя мы ориентировались на другую цену, но было сразу несколько очень заинтересованных покупателей, и финальная стоимость резко возросла. Есть и другие примеры. Фотографию Сергея Браткова "Вечный Покой" мы представляли впервые на международной ярмарке Cosmoscow в 2016 году. Это тиражное произведения, тираж маленький, а это значит, что с каждой продажей цена на последующий экземпляр растет. На Осенних Торгах стоимость этого произведения, но уже последнего в тираже, возросла более чем на 20 процентов».

Таня Пеникер, «Лесные зверушки», 2015
Дмитрий Гутов, «Гори все синим пламенем», 2015

Как покупать искусство и не разориться?

«Есть стандартная рекомендация: тратить на искусство не более 10 процентов от вашего годового дохода, вне зависимости от того, какого он уровня — среднего или высокого. Но есть и страсть, здесь лимитов нет, и совет только один: покупай то, что нравится, что эмоционально захватывает. У искусства две составляющие: эмоция и инвестиция. И вторая — не самая важная из них. Я придерживаюсь эмоционального подхода. А инвестиционная составляющая — это что-то отдельное, это "бенефит": может повезти, а может и нет. "Все по 100" — демократичный формат торгов. Новые участники, которые еще не имеют опыта в приобретении произведений искусства, могут понаблюдать за торгами в режиме реального времени, участвовать в них с минимальными деньгами и следить за тем, как формируется цена на произведение современного искусства. Это же всегда для многих остается загадкой. Часто получается, что участники торгов за небольшие деньги приобретают искусство очень хорошего уровня. Вот, например, на первом аукционе "Все по 100" уже ближе к концу — шел шестой час торгов —  коллекционер Пьер Броше смог приобрести роскошную работу Влада Кулькова за €100, хотя подобная в галерее "Риджина" стоит €5000 — €7000. Такие неожиданности случаются».

Таня Пеникер, «Лесные зверушки», 2015
Тимофей Радя, «Пусть все услышат мое молчание», 2014

В кого вкладываться?

«У VLADEY есть программа "Художник Недели" — это наша рекомендация, то, на что можно ориентироваться: ее участники подвергаются строгому и жесткому отбору с нашей стороны. С момента запуска программы у нас прошли три замечательные выставки молодых авторов: Дмитрия Аске, Кирилла Кто и Валерия Чтака». 

Таня Пеникер, «Лесные зверушки», 2015
Елена Важенина, «Пистолет». 2014

Чем аукцион лучше других способов заполучить искусство?

«Основное, что привлекает людей в аукционе — это то, что процесс продажи носит открытый, конкурентный характер. Участники могут проверить, есть ли еще покупатели, кто готов дать такую же или большую цену за произведение. Тогда наступает уверенность, что цена объективна, что невозможно в случае с покупкой в галерее. В галереях ценообразование — процесс закрытый».

Портрет Владимира Овчаренко: Геннадий Грачёв для Artandhouses