В 2008-м году перед павильоном «Космос» на ВДНХ со скандалом уничтожили модель самолета ТУ-154. Оставшийся там же и занимавший драгоценное место ЯК-42 ожидал той же участи. Но его спасли и превратили в выставочный зал. В марте 2016-го было объявлено, что теперь на борту самолета разместится проект «Взлет», рассчитаный на поддержку молодых (до 25 лет) талантов. Кураторами направлений стали Елена Селина (искусство), Сергей Чобан (архитектура), Ольга Шишко (видеоарт), Светлана Тэйлор (фотография), Игорь Гурович (дизайн). Одновременно стартовал открытый всероссийский конкурс, по итогам которого отбирать победителей помогал экспертный совет, куда входили директора ведущих отечественных музеев (Марина Лошак, Ольга Свиблова, Василий Церетели, Зельфира Трегулова), художники, архитекторы и дизайнеры.

Первая выставка открылась в мае: фотограф Анна Михеева показала свой взгляд на Москву 1970-х, сопоставив его с мифами и историей того периода. Далее показывались инсталляция самарского художника Дмитрия Гилена в рамках направления «Искусство» и выставка дизайнеров Ольги Ковалевой и Алины Лобановой, которые рассказали о вторичной переработке и реутилизации вещей. Следующей в самолете ЯК-42 выступит Анна Козлова (под руководством Сергея Чобана) с проектом «Недоступно для взрослых. Настоящий детский самолет» о главных поклонниках самолета — детях в возрасте 5-10 лет. И наконец в начале декабря в рамках направления «Видеоарт» откроется выставка Елены Скрипкиной. Удается ли кураторам и участникам проекта совладать с пространством самолета?

СЕРГЕЙ ЧОБАН

российский и немецкий архитектор, глава архитектурного бюро SPEECH:

«Я согласился участвовать как куратор в этом проекте, потому что мне интересны пограничные задачи, которые выходят за пределы архитектуры — в искусство, сценический или выставочный дизайн. В любой художественной деятельности ограничения являются очень хорошим катализатором для развития новых идей. А у самолета необычная форма, тем более мы сейчас говорим не о современной модели. Здесь есть временной фактор: мы вспоминаем прошлое, то, что с нами происходило. В таких салонах мы сами летали».

АННА МИХЕЕВА

23 года, фотограф, студентка Британской высшей школы дизайна:

«У этой площадки изначально есть сильные аспекты, диктующие свои правила, — свод потолков, ширина самолета, его продолговатая форма. С одной стороны, это вызов, а с другой — возможность. Как раз благодаря кураторам страх перед сложностями пропадает, в какой-то момент принимаешь пространство как факт, с которым нужно и, главное, можно работать. А дальше видишь сплошные плюсы. Когда к нам присоединились дизайнеры, в их глазах зажглась невероятная радость от формы пространства, от всего того, что до этого казалось сложностями. Что касается «взлета», благодаря знакомствам, что произошли во время работы над проектом, сейчас у меня выстраиваются дальнейшие планы».

ОЛЬГА ШИШКО

историк искусства, куратор, глава Отдела кино и медиаискусства в ГМИИ им. А.С. Пушкина:

«Последнее время я очень люблю site-specific инсталляции. А самолет ЯК-42 уже создает настрой для художника. Я выбирала из проектов, которые были присланы, исходя из того, насколько человек хочет вписаться в пространство, а не насколько он рекламирует свое творчество. Вообще, меня уговорили быть куратором. Когда есть заявки, находишь новые имена. Раньше я от этого отбрыкивалась, а потом Олечка Лопухова, царствие ей небесное, мне сказала: «Да ты что! Это же самое интересное! Надо быть не членом жюри, а в первой группе людей, которые смотрят все то, что потом эксперты отвергают». Я ее послушала и поняла, что можно найти жемчужины в этом хаосе. Вначале мы рабочим коллективом ночами не спали, отсматривали заявки. Но от молодых художников как будто энергией заряжаешься. Правда, я не увидела знакомых имен, хотя многим рекомендовала. Значит, что-то не торкнуло. Видимо, раскрученные площадки, музейные и галерейные, кажутся художникам пока более привлекательными».

ДМИТРИЙ ГИЛЕН

23 года, художник:

«Я сам подал на него заявку, так как мне было интересно поработать с не самым очевидным выставочным пространством. Неизвестно, когда еще выпадет такой шанс. Можно очень удачно раскрыть выставочный потенциал этого места, который не встретишь в нейтральном пространстве классической галереи, нейтральной к тому, что в ней выставляется. Разумеется, самолет такой нейтральностью не обладает — напротив, чтобы получилось что-то стоящее, придется обыгрывать и разворачивать те смысловые коннотации, которые он предлагает. Выставлять Серова в ЯКе — не самая удачная затея, зато можно сделать что-нибудь, скажем, на тему транзитного состояния, которое испытываешь во время перелета — почему бы и нет? Самолет сам по себе экспонат со своей плеядой смыслов, с ними приходится считаться. Но это и облегчает задачу художника, так как спектр потенциально возможных для реализации проектов становится более узким и конкретным. Я определенно чувствую довольно сильный резонанс после этого проекта, удалось познакомиться со множеством прекрасных людей, среди них немало галеристов и известных художников, с некоторыми договорились посотрудничать в будущем».

Текст Сергей Гуськов