В фойе кинотеатра «Ударник», где скоро будет новый музей (о чем лишь слепой не знает), ели сладкое и говорили о кризисе. Пусть не пир во время чумы, но на чаепитие при простуде тянет. Собравшихся на вручение премии Кандинского кормили десертами кондитерской «Колесо времени», самих же гостей больше интересовало не то, на какого художника снизойдет выбор экспертов, а чем же будут платить приз в трех номинациях: в евро или все-таки в «деревянных». Традиционно жюри мучительно и красиво выбирало победителей за час до начала церемонии. Их совещание транслировалось онлайн в холле, а облетевшая новость «все-таки в евро» тут же превратила все происходящее на экране в что-то среднее между сводками биржевых новостей и подсчетом бюллетеней, лишь с той оговоркой, что о результатах действительно можно было лишь гадать.

Приз в номинации «Проект года» не давал покоя ни экспертному совету, ни гостям церемонии, но если первые были озадачены качественно, вторые — скорее, количественно:

— 40 тысяч евро. Это на сколько умножать? На 68 или уже на 70?

— Умножай на 75, не ошибешься.

Впрочем, споры смысла не имели, поскольку по регламенту Премии победитель получает приз в рублях по курсу ЦБ на начало конкурсного года. Разговоры о валюте, валютных и, естественно, искусстве глушили звоном бокалов с сухим, сухое заедали сладким, сладкое запивали сухим и обратно. Ни для кого ни секрет, что сама церемония, славящаяся своей лаконичностью, — больше повод для российского арт-сообщества лишний раз посмотреть друг другу в глаза, поэтому передаваемые из рук в руки приглашения на разнокалиберные события от 15-летия ММСИ до лекций плана «как повлияла традиция игры на шаманском бубне на абстрактное искусство» — закон жанра, от которого не скрыться, как на мероприятиях такого уровня и численности не скрыться и от Александра Петрелли. На этот раз художник, основатель и «передвижник» галереи «Пальто» не ограничился выставкой-продажей малоформатного прекрасного с подкладки одежды, прихватив в «Ударник» целый чемодан с работами Сергея Калинина из серии «Трагедия». 

«А козлы нарисованы, так как “трагедия” в переводе с древнегреческого — “песнь козлов”», — заканчивает мини-экскурсию для любопытствующих и приценивающихся Петрелли в позе эксгибициониста. В тот же момент девушка в блестящем приглашает гостей пройти в зал, но все, как по команде, идут к бару за бокалом «на дорожку», которая сегодня вроде как красная. 

После того как места в зале заняли те, кто находился в конце очереди в бар, по залу эхом разносится голос Кирилла Иванова, уговаривающий: «Пожалуйста, не танцуйте», но уже через несколько минут с танцами приходится бороться даже сидящему неподалеку Владимиру Познеру, который пару раз кивнул на песне «Икеа». Церемония началась с новой номинации «Научная работа. История и теория современного искусства», статуэтка через руки художника Александра Бродского полетит в Америку к Михаилу Ямпольскому за статью «Живописный гнозис». Победа переехавшего более 20 лет назад в Нью-Йорк философа также подразумевает публикацию труда на английском языке, поэтому комментарий укутавшейся в палантин и бриллианты дамы «Как жаль, что не деньгами» оценен сидящими рядом. Книга будет издана тиражом не меньше 1000 экземпляров, а с версткой, дизайном и прочими издержками на круг выходить около миллиона рублей. После небольшой музыкальной паузы — песни, из которой «давай к чертям взорвем этот мир» не выкинешь, — художница Ирина Нахова волнительно вскрыла красный конверт, анонсировав лучшего по версии жюри молодого художника — Альберта Солдатова (с видеоработой «Бальтус»).

Солдатов получил 10 тысяч евро (как уже было сказано ранее в рублях по курсу ЦБ на начало конкурсного года), что, помимо крайне важного в современных реалиях признания экспертного совета, и мотивация, и нехилый капитал для художника и нехудожника любого возраста. Главный приз премии Кандинского «Проект года», который достался «Святой политике» Павла Пепперштейна, директор Музея современного искусства в Салониках Мария Цанцаноглу вручила галеристу Владимиру Овчаренко, пообещавшему передать награду художнику, который не смог присутствовать лично из-за внезапных визовых проблем.

Статуэтки розданы, денежные призы в умах конвертированы, на сцену поднялась певица Наадя, которая вместе с СБПЧ завершила церемонию песней «Взвешен». Не знаю, режиссерская ли это задумка или самострельная случайность, но повторяющиеся под занавес премии слова «Ты ничего не значишь, ты ничего не весишь, ты ничего не стоишь совсем» наравне с фактом присутствия на церемонии (читай: в стране) лишь одного лауреата приобретают вполне определенную коннотацию.

На улице идет снег, превращающийся тут же в бесконечную жижу под ногами, выходящие жалуются на службы ЖКХ, кризис рубля и парковок и то, что этот Новый год будут вынуждены праздновать в Москве. Понятно, что без политики сегодня никуда, и победа Павла Пепперштейна вопросов не вызывает, как и факт, что ежегодная премия, организованная Шалвой Бреусом, в 2014 году не только одно из главных событий культурной жизни Москвы, но и настоящий подвиг.

После вручения отдельные гости отправились на закрытый ужин в ресторане Baccarat, организованный «ЦУМ Art Foundation», чтобы продолжить обсуждать наболевшее, но уже под шампанское Ruinart.

Фото: архив пресс-службы

Текст Андрей Саков