Необласканный советской властью и ею же воскрешенный знаменитый режиссер и преподаватель Леонид Хейфец в профессии полвека. Поставил десятки спектаклей в Центральном театре Советской армии, в Малом и театре Маяковского. Его «Вишневый сад» вошел в золотой фонд телетеатра. А выпускники «Щуки», «Щепки», ГИТИСа обязаны ему своим мастерст вом. Уважение учеников и признание коллег говорит о Хейфеце больше всех его наград и званий. Прежде всего он — Учитель и Друг. С большой буквы. В новом тысячелетии заслуженный педагог уже воспитал целое поколение умных и разговорчивых, талантливых и смелых, звезд театра и кино. Обаятельный подонок из «Горько!» — блестящий актер Александр Паль, самый молодой режиссер МХТ — Александр Молочников, голубоглазый блондин из сериалов на Первом — Александр Петров. С человеком, благодаря которому этих ребят теперь узнают на улицах и снимают на обложки, вызвалась поговорить Алёна Долецкая, главред Interview и, к слову, безответное увлечение юности Хейфеца. Беседа проходила холодным февральским вечером, за горячими воспоминаниями и чаем с домашним вареньем.

ДОЛЕЦКАЯ: Леонид Ефимович, перед нашим интервью мне твои ученики прислали анонимные вопросы. Обещала задать. Готов?

ХЕЙФЕЦ: Очень интересно.

ДОЛЕЦКАЯ: Поехали. Что такое талант?

ХЕЙФЕЦ: Первое, что приходит на ум: понятия не имею. (Смеются.)

ДОЛЕЦКАЯ: Ты всю свою жизнь посвятил театру. Случалось жертвовать чем-то ради карьеры?

ХЕЙФЕЦ: Слово «карьера» я не воспринимаю. Я просто хотел прорваться сквозь то, что я не москвич. Что я нищий, еврей, не член коммунистической партии. Все, чего я хотел, — репетировать.

ДОЛЕЦКАЯ: Оглядываясь назад, ни о чем не жалеешь?

ХЕЙФЕЦ: Хороший вопрос. Инода я думаю — ну до какой степени я был муда-ак.

ДОЛЕЦКАЯ: Например когда?

ХЕЙФЕЦ: Например, придя в Театр Советской армии главным режиссером через 18 лет после того, как меня оттуда вышвырнули.

ДОЛЕЦКАЯ: Ты считаешь, это было ошибкой?

ХЕЙФЕЦ: Нет-нет. Хотя мне многие говорили, что дважды в одну реку не входят. Просто я вел себя несерьезно.

ДОЛЕЦКАЯ: И в чем заключалась несерьезность?

ХЕЙФЕЦ: Я расслабился. Меня любили. И вывод на всю жизнь для всех такой: ребята, не расслабляйтесь. Как только расслабишься, подумаешь: вот кайф, меня все любят, все у меня получается — тут-то жизнь и воткнет нож под лопатку.

ДОЛЕЦКАЯ: В чем еще, на твой взгляд, ты был не прав?

ХЕЙФЕЦ: У меня третья семья. Я считаю, что кроме смерти самая большая боль — это развод.

ДОЛЕЦКАЯ: Хочешь сказать, ты прошел две смерти?

Страницы

Фото: ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЧИКОВ, Стиль ДМИТРИЙ ШАБАЛИН. МАКИЯЖ И ГРУМИНГ: ВЕРА КУЛИКОВА, АЛЛА БАРАБАШОВА/MOSMAKE. ПРИЧЕСКИ: РЕДЖИНА ПРОФИРИ/SEBASTIAN PROFESSIONAL. АССИСТЕНТ СТИЛИСТА: КРИСТИНА КАЛАЙЧЕВА. АССИСТЕНТ ПАРИКМАХЕРА: ЕКАТЕРИНА ШЕЛЕПОВА/SEBASTIAN PROFESSIONAL. ПРОДЮСЕРЫ: AНАСТАСИЯ АГАПОВА, КАТЯ ПОЛИЧЕВА, МАРИЯ МАТУСОВА, КРИСТИНА КАЛАЙЧЕВА.